1. Форум возобновил свою работу. Желаем приятного общения всем пользователям и гостям форума!

Некоторые данные о Новороссийской почтовой (почтово-телеграфной) конторе в 1847-1917 гг.

Тема в разделе "История Новороссийска", создана пользователем straniero, 30 окт 2016.

  1. В развитие поста 91 темы «К 170-летию Новороссийского порта и о некоторых других юбилеях» буду выкладывать здесь некоторые фактические данные о Новороссийской почтовой (затем – почтово-телеграфной) конторе из известного справочника, который не называю, чтобы не раздражать своего оппонента.

    1847. На восточном берегу Черного моря Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский регистратор Василий Алексеевич (Александрович) Цирульников (встречаются версии фамилии с Ци/Цы и ру/рю).

    1848. На восточном берегу Черного моря Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский регистратор Василий Алексеевич Цирульников.
    Помощник его коллежский секретарь Григорий Иванович Каневский (Коневский).

    1849. На восточном берегу Черного моря Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский регистратор Василий Алексеевич Цирульников

    1850. По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский регистратор Василий Алексеевич Цирульников.

    1851 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора – почтмейстер титулярный советник Николай Дионисович Григорович.
    Помощник его титулярный советник Василий Петрович Григорович.

    1852 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - почтмейстер титулярный советник Григорий Иванович Каневский.
    Помощник его титулярный советник Василий Петрович Григорович.

    1854 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - уездный почтмейстер титулярный советник Каневский Григорий Иванович.
    Помощник его титулярный советник Василий Петрович Григорович.

    1855 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - уездный почтмейстер титулярный советник Каневский Григорий Иванович.
    Помощник его коллежский асессор Василий Петрович Григорович.

    1856 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - почтмейстер титулярный советник Каневский Григорий Иванович.

    1857 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - почтмейстер титулярный советник Каневский Григорий Иванович.

    1858 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский асессор Каневский Григорий Иванович.

    Согласно действующему законодательству (Полное собрание законов Российской империи, собрание второе, 1830, т.5, часть 2, штаты и табели к закону 4020, с.) закавказским почтовым конторам 1-го класса, к каковым приравнивалась новороссийская, полагались 2 штатные единицы: 1 почтмейстер с окладом жалованья 300 руб. серебром и 1 помощник с окладом 200 руб. серебром. Как видно выше, должность помощника не всегда была заполнена.

    Второй момент, который хотелось бы отметить – это особые условия работы Новороссийской почтовой конторы. До 1854 г. контора получала и отправляла корреспонденцию только по морю – доставка ее сухим путем через земли враждебных племен требовала проведения масштабной войсковой операции. После эвакуации Новороссийска в 1855 г. «на материк» почтовая контора, как и другие структуры города (и Черноморская береговая линия), напротив, функционировала в нормальной, дружественной среде, но зато при фактическом отсутствии города и населения – то есть обслуживала исключительно эти структуры в экзиле, постепенно упразднявшиеся после окончания Крымской (Восточной) войны.

    Наконец, бросается в глаза, что должности в Новороссийской почтовой конторе более 10 лет занимали всего три конкретных чиновника (единственное исключение из этого правила - почтмейстер Н.Д.Григорович в 1851 г.). Показательно, что все они – В.А.Цирульников, Г.И.Каневский и В.П.Григорович – получив новороссийскую закалку, сделали в дальнейшем хорошую карьеру по почтовому ведомству, дослужив до 1870-х гг.! Но об этом – в следующем посте.
  2. Вот примерные послужные списки сотрудников почты «первого» Новороссийска:

    Василий Алексеевич Цирульников
    1846. Письмоводитель Таманского почтового отделения, коллежский регистратор
    1847-1850. Почтмейстер Новороссийской почтовой конторы, коллежский регистратор
    1851-1854. Помощник Екатеринодарского войскового почтмейстера, коллежский регистратор
    1855, 1856. Письмоводитель заведывающего почтовой частью на Линии и в Черномории, коллежский регистратор
    1861. Бухгалтер и кассир Владикавказской конторы учреждения почтовых экипажей, губернский секретарь
    1863-1868. Почтмейстер Лабинской почтовой конторы, коллежский секретарь (с 1865 – титулярный советник, с 1866 – коллежский асессор с 1867 – надворный советник)
    1869. Помощник начальника Екатеринодарского почтового управления, заведующий экспедицией специального почтового дела, надворный советник
    1872-1874. Помощник начальника Екатеринодарского почтового управления, коллежский советник
    1877.Помощник начальника Тифлисского почтового управления, коллежский советник

    Григорий Иванович Каневский
    1848. Помощник почтмейстера Новороссийской почтовой конторы, коллежский секретарь

    1851. Помощник почтмейстера Нахичеванской почтовой конторы, коллежский секретарь
    1852-1858. Почтмейстер Новороссийской почтовой конторы, титулярный советник
    1859-1869. Почтмейстер Ахалцихской почтовой конторы, коллежский асессор (с 1863 – надворный советник)

    Василий Петрович Григорович
    1845. Письмоводитель Таманского почтового отделения, титулярный советник
    1846, 1847. Письмоводитель Нальчикского почтового отделения, титулярный советник
    1848-1850. Почтмейстер Червленской почтовой конторы, титулярный советник
    1851-1855. Помощник почтмейстера Новороссийской почтовой конторы, титулярный советник
    1860. Письмоводитель Щербиновского почтового отделения, надворный советник
    1863-1872. Почтмейстер Ейской почтовой конторы, надворный советник

    Вопрос о том, где располагалась почтовая контора в «первом» Новороссийске, остается открытым, поскольку на единственном известном мне плане города, датированном 1846 г., здание под эту контору выделено не было.

    Если верить справочнику, то номинально Новороссийская почтовая контора продолжала существовать по 1863 г. включительно. Где она дислоцировалась – также не известно (скорее всего – в Екатеринодаре). В штате почты виртуального города состояли, как правило, случайные люди, которым надо было недолго перекантоваться до отставки. Исключение составил Иван Ильич Перепелов, служивший потом и на почте «второго» Новороссийска:

    1859 По Черноморской береговой линии Новороссийская почтовая контора - почтмейстер надворный советник Иван Степанович Панов

    1860 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер надворный советник Сергей Ермолаевич Медведев.
    Помощник - губернский секретарь Иван Ильич Перепелов

    1861 Новороссийская почтовая контора - почтмейстера вакансия,
    помощник - коллежский асессор А(н)дриан Григорьевич Оплачко

    1863 Новороссийская почтовая контора - почтмейстера вакансия,
    помощник коллежский асессор А(н)дриан Григорьевич Оплачко
  3. Приступая к изложению фактов, касающихся возрождения Новороссийской почтовой конторы, начну с приведенных в «Полном собрании законов Российской Империи» (ПСЗРИ) – хотя бы ради того, чтобы опровергнуть утверждение С.С.Шило, будто этот Straniero, человек вообще на редкость ограниченный, знает один только «Кавказский календарь». Нет, не только, уважаемый Сергей Степанович.

    Бытует расхожее утверждение, что почтовая контора во «втором» Новороссийске открылась 1 сентября 1867 г. На самом же деле в этот день случилось другое событие, от которого до начала реальной работы городской почты еще была дистанция немалого размера:

    44943а. Перевод почтовой конторы из Крымского укрепления в г. Новороссийск, открытие почтового отделения в означенном укреплении и добавление станционных смотрителей к штату Екатеринодарского почтового управления.
    Слушаны: записки управляющего Министерством почти и телеграфов от 10 июля и 5 августа о некоторых преобразованиях по почтовому ведомству в Кубанской области.
    Комитет предположил: утвердить предположения Его Императорского Высочества Наместника Кавказского, в двух записках по настоящему делу управляющего министерством почт и телеграфов изложенные, о переводе почтовой конторы из Крымского укрепления в город Новороссийск, и об открытии в этом укреплении почтового отделения, равно о добавлении к штату Екатеринодарского почтового управления трех станционных смотрителей.
    Государь Император на журнале комитета в 1-й день сентября Высочайше соизволил написать собственноручно: «Исполнить».
    (ПСЗРИ 1867 дополнение к т.42, с.11-12)

    Адекватное представление о штате Новороссийской почтовой конторы и расходах на ее содержание дают следующие три кадра. На с. 529 Новороссийская почтовая контора ошибочно (видимо, по инерции) названа Константиновской.
    45665 штаты и табели.gif 45665бис.gif 45665трис.gif

    Конечно, эти фактические данные было бы неплохо дополнить информацией о конкретном местонахождении (адресе) конторы в восстанавливаемом городе. Однако та информация, что есть у меня, относится уже в 1890-м гг.

    Далее необходимо сказать, что только теперь, во второй половине 1860-х гг., Новороссийск впервые получил полноценную сухопутную почту. А для этого одной конторы было недостаточно – требовался почтовый тракт со станциями и проч. Существующее на счет последнего лаконичное утверждение «В 1868 г. учреждено новое почтовое сообщение между Новороссийском и Копыльской почтовой станцией» требует пояснений.
    Во-первых, Копыл – это теперь г. Славянск на Кубани.
    Во-вторых, как видно из представленного ниже кадра, на том тракте предстояло построить пять почтовых станций.
    45513Копыл-станции.gif

    Так что между подписанием бумаг и началом регулярной «почтовой гоньбы» по тракту Копыл-Новороссийск явно прошел не месяц, а много более того.

    Наконец, в эти же годы (1868-1869) ударными темпами строилась проходившая через Кавказ в Крым (через Темрюк) линия концессионного Англо-Индийского телеграфа, заработавшая в 1870 г. Однако Новороссийск она не задевала, поэтому город пришлось интегрировать с телеграфной сетью остального мира отдельной линией Темрюк-Анапа-Новороссийск. Со ссылкой на старую статью в «НР» (от 4.10.1972) умершего в 2013 г. грузинского связиста и историка Андрея Луарсабовича Карбелашвили принято считать, что строительство телеграфной станции в нашем городе было завершено в 1869 г.

    Теперь, когда мы знаем хоть кое-что о материальной базе почтово-телеграфной службы начального периода истории "второго" Новороссийска, вернемся к именам сотрудников этой службы.
  4. Списки сотрудников восстановленной Новороссийской почтовой конторы за первые несколько лет подтверждают, что почтмейстер и его помощник действительно были переведены в город из укрепления Крымского: в 1867 г. Г.А.Сернодольский и И.И.Перепелов еще занимали соответствующие должности в Крымской почтовой конторе.
    Новый новороссийский почтмейстер был человеком опытным, прослужившим по почтовому ведомству около 20 лет: начинал он еще в 1849 г. в Екатеринодарской почтовой конторе – помощником почтмейстера, контролером. Затем возглавлял Анапскую почтовую контору, а после упразднения Анапы – Крымскую.
    Далеко не новичком был и его помощник – И.И.Перепелов служил по ведомству с 1850-х гг., одно время состоял и в Новороссийской почтовой конторе «первого розлива» (см. выше).
    Оба почтенных чиновника и сошли с исторической сцены почти синхронно: в 1872 г. почтмейстеру Новороссийска пришлось взять себе нового помощника, а в 1873 г. и сам он навсегда выбыл из ежегодных списков «Календаря» (вышел в отставку, уехал с Кавказа или умер).


    1868 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер надворный советник Григорий Афанасьевич Сернодольский (также Сернадольский, Серкадольский. Серкадальский),
    помощник его коллежский асессор Иван Ильич Перепелов.

    1869 Новороссийская уездная почтовая контора - почтмейстер надворный советник Григорий Афанасьевич Сернодольский,
    помощник его коллежский асессор Иван Ильич Перепелов.

    1870 Новороссийская уездная почтовая контора - почтмейстер коллежский советник Григорий Афанасьевич Сернодольский,
    помощник его коллежский асессор Иван Ильич Перепелов.

    1871 Новороссийская уездная почтовая контора - почтмейстер коллежский советник Григорий Афанасьевич Сернодольский,
    помощник его коллежский асессор Иван Ильич Перепелов.

    1872 Новороссийская уездная почтовая контора - почтмейстер Сернодольский Григорий Афанасьевич, коллежский советник,
    помощник его Брамини (иногда – Браминий) Фердинанд Андреевич, коллежский секретарь.

    История Новороссийской телеграфной станции началась с чистого листа.

    1870 Начальник Новороссийской телеграфной станции - коллежский асессор Евграф Иванович Алдаданов.

    1871 Начальник Новороссийской телеграфной станции - Павел Осипович Куликовский, губернский секретарь.

    1872 Начальник Новороссийской телеграфной станции Павел Осипович Куликовский, коллежский секретарь.

    Первый новороссийский телеграфист был армянским дворянином; до Новороссийска он год прослужил начальником телеграфной станции в с. Орпири в Имеретии, где позже появилась и станция железной дороги. Вскоре Е.И.Алдаданов навсегда покинул Новороссийск и, похоже, больше ничем в истории отметился. Более известен его сын (?) Борис Евграфович (1890-1938) – советский финансист; пишут, что подпись Б.Е.Алдаданова стоит на советских деньгах 1920-х гг.

    П.О.Куликовский, напротив, поселился в Новороссийске надолго (см. ниже); из косвенных данных можно предполагать, что в городе жили и его потомки. Но в 1871 г. Павел приехал сюда молодым человеком (коллежским регистратором) - из того же с. Орпири, второй раз за два года сменив непоседливого Евграфа Алдаданова.
  5. После ухода Г.А.Сернодольского почтмейстеры Новороссийской почтовой конторы стали меняться каждые 2-3 года. Стабильность и преемственность в делах конторы обеспечивал их неизменный помощник Ф.А.Брамини (Браминий, иногда Врамини), к концу 1870-х гг. постепенно выросший в чине от коллежского секретаря до коллежского асессора. Фердинанд Андреевич, похоже, начал свою службу по почтовому ведомству именно в Новороссийске и служил здесь еще долго (см. ниже).

    Столь же незыблемым, несмотря на войну 1877-1878 гг. и частичную эвакуацию Новороссийска, оказался на своей должности и начальник Новороссийской телеграфной станции П.О.Куликовский, сделавший ровно такой же шаг по лестнице «Табели о рангах», что и Брамини.

    Часто сменявшиеся в 1870-е гг. почтмейстеры не были похожи один на другого. Первый из них, А.С.Кондратович, оказался в Новороссийской почтовой конторе человеком случайным и чужим – он и до этого, и потом служил на Кавказе в основном по таможенно-карантинному ведомству. Два других, напротив, были старослужащими почтового управления.


    1873 Новороссийская почтовая контора – почтмейстер Кондратович Андрей Степанович, коллежский асессор,
    помощник
    Брамини Фердинанд Андреевич, коллежский секретарь.
    Новороссийская телеграфная станция – начальник
    Куликовский Павел Осипович, коллежский секретарь

    1874 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер надворный советник Андрей Степанович Кондратович,
    помощник титулярный советник
    Фердинанд Андреевич Брамини.
    Новороссийская телеграфная станция – начальник
    Куликовский Павел Осипович, коллежский секретарь

    1875 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер губернский секретарь Петр Григорьевич Петров,
    помощник его титулярный советник
    Фердинанд Андреевич Брамини
    Новороссийская телеграфная станция - начальник Павел Осипович Куликовский, титулярный советник

    1876 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский секретарь Петр Григорьевич Петров,
    его помощник
    Брамини Фердинанд Андреевич, коллежский асессор
    Новороссийская телеграфная станция - начальник
    Павел Осипович Куликовский, титулярный советник

    1877 Новороссийская почтовая контора – почтмейстер надворный советник Андрей Тимофеевич Заславский,
    помощник коллежский асессор
    Фердинанд Андреевич Брамини.
    Новороссийская телеграфная станция - начальник
    Павел Осипович Куликовский, титулярный советник.

    1878 Новороссийская почтовая контора – почтмейстер надворный советник Андрей Тимофеевич Заславский,
    помощник коллежский асессор
    Фердинанд Андреевич Брамини.
    Новороссийская телеграфная станция - начальник
    Павел Осипович Куликовский, коллежский асессор.

    1879 Новороссийская почтовая контора – почтмейстер надворный советник Андрей Тимофеевич Заславский,
    помощник коллежский асессор
    Фердинанд Андреевич Брамини.
    Новороссийская телеграфная станция - начальник
    Павел Осипович Куликовский, коллежский асессор.

    П.Г.Петров, начавший карьеру в самом конце 1860-х гг. приемщиком без чина Озургетского почтового отделения, лишь в 1874 г. стал почтмейстером Потийской почтовой конторы и губернским секретарем. Прослужив два года в Новороссийске, Петр Григорьевич на время Русско-турецкой войны выбыл из списков, но в 1879 г. вернулся в ряды почтового ведомства почтмейстером Георгиевской почтовой конторы в том же чине губернского секретаря. В заштатном городе Георгиевске, когда-то столице русского Кавказа, П.Г.Петров осел надолго (скорее всего – навсегда).
    Он все-таки дослужился здесь до своего потолка – чина коллежского асессора (недаром Георгиевск носил полушутливое прозвище «кладбища коллежских асессоров»!). Когда в конце 1880-х гг. произошло объединение почтовых контор и телеграфных станций, Петр Григорьевич стал помощником начальника Георгиевской почтово-телеграфной конторы, и оставался таковым до 1893 г. Кстати, и начальника ему прислали из Новороссийска – Эгилия Хржановского, тамошнего начальника телеграфной станции, сменившего П.О.Куликовского в середине 1880-х гг. (см. ниже).

    А.Т.Заславский начал служить в почтовом ведомстве на пару лет раньше Петров, но рос значительно быстрее своего русского коллеги. Уже в 1868 он был экспедитором 3-й экспедиции Тифлисского почтового управления, коллежским секретарем, а в 1869 г. стал почтмейстером Лабинской уездной почтовой конторы, где прослужил до самой войны. Не удивительно, что почтмейстером в Новороссийск Заславский пришел в 1877 г. в чине надворного советника, так и не достигнутом Петровым до конца долгих дней последнего.
  6. В 1880 г. Андрей Тимофеевич Заславский покинул Новороссийскую почтовую контору и в дальнейшем служил почтмейстером в портовом городе Ейске. С 1883 г. Заславский, уже в чине коллежского советника, состоял почтмейстером в г. Майкопе, где и завершил в 1886 г. свою карьеру на Кавказе - либо уехав отсюда в «большую Россию», либо оставив службу по почтовому ведомству, либо окончательно переселившись в лучший мир, где, как известно, несть ни хвори, ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная.

    А для Новороссийской почтовой конторы началась довольно продолжительная эпоха почтмейстера С.А.Щербины. Степан Авдеевич, принадлежавший к тому же поколению, что и его предшественник, начал служить по почтовому ведомству еще в 1867 г. – коллежским регистратором, помощником почтмейстера Усть-Лабинской почтовой конторы. Первую половину 1870-х гг. С.А.Щербина состоял бухгалтером Екатеринодарского почтового управления, во второй половине ему доверили самостоятельное руководство – кресло почтмейстера Ейской почтовой конторы и чин титулярного советника. Следующим шагом стал перевод в Новороссийск, где Степан Андреевич опирался на неизменного помощника, кажется, почти всех здешних почтмейстеров – Ф.А.Брамини.
    Почти столь же вечным успел прослыть и П.О.Куликовский, тянувший лямку шефа городского телеграфа уже второй десяток лет и оставивший пост только в 1885 г. Удивительно, что оба эти старожила Новороссийска до сих пор оставались за бортом писаной истории города…
    Смотрим официальные списки (некоторые стереотипные годы для краткости опущены):

    1880 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский асессор Степан Авдеевич Щербина,
    помощник его надворный советник Фердинанд Андреевич Брамини.
    Начальник Новороссийской телеграфной станции - Павел Осипович Куликовский, коллежский асессор.

    1881 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер коллежский асессор Степан Авдеевич Щербина,
    помощник его надворный советник Фердинанд Андреевич Брамини.
    Начальник Новороссийской телеграфной станции - Павел Осипович Куликовский, коллежский асессор.

    1884 г. Новороссийская почтовая контора - почтмейстер надворный советник Степан Авдеевич Щербина,
    помощник его надворный советник Фердинанд Андреевич Брамини.
    Начальник Новороссийской телеграфной станции - Павел Осипович Куликовский, коллежский асессор.

    1885 г. Новороссийская почтовая контора Черноморского округа - почтмейстер надворный советник Степан Авдеевич Щербина,
    помощник его надворный советник Фердинанд Андреевич Брамини.
    Начальник Новороссийской телеграфной станции - Эгидий Юзефович Хржановский, коллежский асессор.


    За плечами нового обер-телеграфиста Новороссийска было к этому времени без малого полтора десятка лет руководства Анапской телеграфной станцией. Согласно «Календарю», Эгилий-Ксаверий-Аврелий Юзефович (также Осипович, Иосифович), стал начальником станции в Анапе с 1872 г. Анапская же городская история приписывает Хржановскому даже более ранее занятие этого руководящего поста – в 1870 г. Впрочем, она сильно срок его службы в Анапе – «Связь с внешним миром осуществлялась через телеграфную станцию, начальником которой более 20 лет служил Эгидий Осипович Хржановский (1870 — 1892)». Но такова уж особенность всех городских историй – ведь их пишут патриоты своего города!

    1886 Новороссийская почтовая контора - почтмейстер надворный советник Степан Авдеевич Щербина,
    помощник его надворный советник Фердинанд Андреевич Брамини.
    Начальник Новороссийской телеграфной станции Эгидий-Ксаверий-Аврелий Юзефович Хржановский, коллежский асессор.

    В 1887 г. до Новороссийска дошла кампания объединения почтовых контор и телеграфных станций в одну структуру. Как видно ниже, это изрядно освежило кадровый состав городской почтово-телеграфной конторы

    1888 Новороссийская почтово-телеграфная контора
    Начальник - Венеровский Алексей Владимирович, коллежский асессор,
    инструктор и помощник - надворный советник Степан Авдеевич Щербина,
    телеграфист 3-го разряда - титулярный советник Сергей Ефимович Касаткин.

    На этот раз покинул Новороссийск и Ф.А.Брамини, уже, казалось, пустивший корни в каменистую почву берегов Цемесской бухты: его отправили дослуживать в Кизляр – и опять всего лишь помощником почтмейстера! Легче было сорвать с места Э.Ю.Хржановского – поляка назначили телеграфистом 2-го разряда Владикавказской почтово-телеграфной конторы.

    Конец 1880-х стал этапным для Новороссийской службы связи и по другой причине - в город пришла железная дорога, и лишь теперь, через 40 лет, стала возможной доставка сюда корреспонденции по суше не только архаичным "почтовым гоном", но и более технологичным способом.
    Это событие привело к появлению в городе соответствующей структуры Управления перевозки почт по железной дороге. Но о ней - в следующем посте.
  7. И А.В.Венеровский, и С.Е.Касаткин, пришедшие в Новороссийскую почтово-телеграфную контору в 1887 г., не были новичками на телеграфе: оба они начали служить либо во время, либо сразу после Русско-турецкой войны 1877-1878 гг. На рубеже 1870-1880-х гг. Алексей Владимирович в чине коллежского регистратора исполнял должность начальника Георгиевской телеграфной станции, а Сергей Ефимович в чине губернского секретаря – начальника Хасав-Юртовской телеграфной станции.
    Затем С.Е.Касаткин возглавлял телеграфные станции в Баталпашинске и Армавире. А.В.Венеровский в 1880-е гг. был начальником Ставропольской телеграфной станции, затем несколько лет не служил (или служил за пределами Кавказа), и вот теперь вернулся к знакомой работе.
    Однако в Новороссийске их пути, раз скрестившись, вскоре и разошлись. А.В.Венеровский остался в городе надолго, и служил начальником почтово-телеграфной конторы еще и в ХХ в. (см. ниже). Можно только удивляться, что столь заслуженный новороссиец ни словом ни упомянут нашей писаной историографией.

    Его ровесник С.Е.Касаткин (как и вышедший в отставку С.А.Щербина) уже через год навсегда покинули списки чиновников почтово-телеграфного ведомства на Кавказе. И пост помощника начальника Новороссийской конторы то был вакантным, то его замещал случайный человек. Лишь в 1892 г. помощником А.В.Венеровского стал такой же стойкий служака – Семен Авксентьевич Бойченко (прежде состоявший в чине губернского секретаря начальником почтово-телеграфной конторы в станице Александровской). И словно в наказание за свою верность Новороссийску точно так же забытый потомками…


    1889 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник -
    Венеровский Алексей Владимирович, коллежский асессор;
    помощник – вакансия.


    1890 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский асессор
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник (исполняющий должность) коллежский секретарь
    Храпач Василий Гаврилович.

    1892 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - надворный советник Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - губернский секретарь
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    1893 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - надворный советник
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - коллежский секретарь Семен Авксентьевич Бойченко.

    В 1894 г. в структуре Новороссийской службы связи появилось самостоятельное городское почтово-телеграфное отделение (по-видимому, на Стандарте), к концу последнего десятилетия XIXв. выросшее в почтово-телеграфную контору «Новороссийск-порт»:

    1894 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - надворный советник
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - коллежский секретарь
    Семен Авксентьевич Бойченко.
    Новороссийское городское почтово-телеграфное отделение – начальник
    Холявко (Халявко) Николай Яковлевич, коллежский асессор.

    1895 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - надворный советник
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - коллежский секретарь
    Семен Авксентьевич Бойченко.
    Новороссийское городское почтово-телеграфное отделение - начальник коллежский асессор
    Николай Яковлевич Халявко.

    1896 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский советник
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - титулярный советник
    Семен Авксентьевич Бойченко.
    Новороссийское городское почтово-телеграфное отделение – начальник коллежский асессор
    Федор Иванович Молчанов

    1897 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский советник
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - титулярный советник
    Семен Авксентьевич Бойченко.
    Новороссийское городское почтово-телеграфное отделение – начальник коллежский асессор Федор Иванович Молчанов.
    Заведующий Новороссийской телефонной станцией - младший механик губернский секретарь
    Казимир Осипович Зайдлер.

    1898 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский советник
    Венеровский Алексей Владимирович,
    помощник - титулярный советник
    Семен Авксентьевич Бойченко.
    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-порт» - начальник коллежский асессор
    Федор Иванович Молчанов.
    Заведующий Новороссийской телефонной станцией - младший механик губернский секретарь
    Казимир Осипович Зайдлер.

    А.Б.Герасименко и С.А.Санеев в их известной книге по истории Новороссийска (см. с. 252) со ссылкой на тифлисскую газету датируют «введение в Новороссийске государственной телефонной станции» февралем 1896 г.
    «Станция была рассчитана на 100 абонентов, но на 25 февраля было занято 63 номера, из низ 61 – частный. Плата годового абонемента «с проведением проволоки» и установкой аппарата с самим аппаратом составляла 75 рублей. Штат станции состоял из 1 механика, 2 надсмотрщиков, 3 дежурных и 1 сторожа («Кавказ» №67 от 11 марта 1896 г.)
    Располагалась станция в одном здании с почтово-телеграфной конторой на углу Раевской и Серебряковской улиц (ныне Новороссийской республики и Советов). Здание не сохранилось, теперь здесь начинается парковая магистраль и находится киоск по ремонту часов».


    А справочник оживляет этот сухой текст именем заведующего станицей - пусть и не русским. Сегодня уже трудно понять, почему не только в Новороссийске, но и в других городах Кавказа телефонными станциями руководили механики, а не электрики, как следовало бы по общечеловеческой логике. Все же телефон, что ни говори – устройство электросвязи.
    Остался ли киоск по ремонту часов на прежнем месте за прошедшие с момента выхода прославленной книги без малого 20 лет? Сейчас посмотрю...
  8. Ан нет его, родимого!
    загруженное.png
    Унесло, как и меня, злыми ветрами времени...
  9. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Увы, киоск унесл не злыми ветрами времени, а руководством начальства. Впрочем, это так давно было...
  10. ADS

    ADS

    Возможно,тут дело просто в названии должностного уровня,типа "младший судостроитель", "помощник гидравлика",на тот момент существующий в бюрократической табели. Поскольку механики появились раньше,то они и внесены в строки уровней,окладов,надбавок и пр.
    И так до тех пор,пока что-то сдвинется в системе.
    Но при этом на должность младшего механика тел.станции могли брать токмо после соответстувующего образования,хоть должность формально механическая,а не электрическая.
  11. В посте №6 (14 ноября) я пообещал сказать пару слов о возникновении в Новороссийске отделения Управления по перевозке почт по железной дороге (последняя пришла в город в 1888 г.). Но сразу обещания не выполнил.
    Дело в том, что ясность на этот счет установилась в справочнике еще не скоро. Группа в составе Управления перевозке почт Владикавказской железной дороги (ВКЖД), отвечавшая за «Новороссийскую железную дорогу» (ветку Тихорецкая – Новороссийск), упоминалась в «Календарях» уже в 1889-1890 гг. Однако место ее базирования не уточнялось, и это мог быть и Владикавказ.


    1889 Управление перевозки почт по железной дороге XII отдела в гор. Владикавказе.
    По Новороссийской железной дороге - помощник заведующего губернский секретарь
    Витольд Константинович Шамович. Разъездные чиновники: коллежский асессор Нерий Эдуардович Витковский; губернские секретари князь Фома Никитович (Николаевич) Туманов, Константин Михайлович Калинский; коллежский регистратор Митрофан Михайлович Цешинский

    1890 Управление перевозкою почт по железной дороге XII отдела в гор. Владикавказе.
    По Новороссийской железной дороге - помощник заведующего коллежский секретарь
    Витольд Константинович Шамович. Разъездные чиновники: коллежский асессор Нерий Эдуардович Витковский; коллежские секретари князь Фома Никитович Туманов, Константин Михайлович Калинский; губернский секретарь Митрофан Михайлович Цешинский.

    После этого целое десятилетие ВКЖД не давало в ежегодники информации о своем почтовом подразделении (хотя фактически оно, безусловно, существовало все это время). Лишь на рубеже веков в «Календаре» появилось Новороссийское железнодорожное почтовое отделение – но в лице лишь своего начальника.

    1900 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник - коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов (г. Новороссийск)

    1901 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов (г. Новороссийск)

    1902 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов (г. Новороссийск)

    1903 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов (г. Новороссийск)

    1904 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов (г. Новороссийск)

    К сожалению, сказать точно, где на Новороссийской станции ВКЖД находилось почтовое отделение и когда оно получило специализированные помещения, мы пока не можем. История железной дороги в Новороссийске вообще разработана довольно слабо. На нашем форуме была тема «На Тихорецкую состав отправится», где уважаемый Старый судоремонтник выложил немало содержательных материалов о досоветской железной дороге, но увы - при оптимизации форума эта тема исчезла, как и все другие, размещенные в «Исторических посиделках». Я добавил кое-какие мелочи по железнодорожной медицине. Но последовательного описания развития структур Новороссийской станции пока, кажется, не существует.

    С 1905 г справочник стал печатать личный состав Новороссийского почтового отделения ВКЖД гораздо подробнее.

    1905 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов;
    разъездные чиновники 2-го разряда: надворный советник князь
    Фома Никитович Туманов; коллежский асессор Андрей Николаевич Маньковский, губернские секретари Василий Лукич Сахновский, Григорий Порфирьевич Орлов, Николай Елисеевич Вишняков, коллежский регистратор Александр Прокопьевич Хорунженко, не имеющий чина Михаил Герасимович Усов.

    1906 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский советник
    Владимир Иванович Феофилактов;
    разъездные чиновники 2-го разряда: надворный советник князь
    Фома Никитович Туманов; коллежский асессор Андрей Николаевич Маньковский, губернские секретари Николай Елисеевич Вишняков, Григорий Порфирьевич Орлов, Василий Лукич Сахновский, коллежский регистратор Александр Прокопьевич Хорунженко, не имеющий чина Михаил Герасимович Усов.

    1907 Новороссийское железнодорожное почтовое отделение,
    начальник коллежский регистратор Иван Лукич Илинич;
    разъездные чиновники 2-го разряда: надворный советник князь
    Фома Никитович Туманов; коллежские асессоры Андрей Николаевич Маньковский, Николай Александрович Богоявленский, коллежские секретари Николай Елисеевич Вишняков, Григорий Порфирьевич Орлов, Василий Лукич Сахновский, не имеющий чина Михаил Герасимович Усов.

    Привлекает внимание тот факт, что единственным чиновником, сохранившимся в Новороссийске ХХ в. из того, первого состава 1889-1890 гг., был потомок старинного армяно-грузинского княжеского рода Фома Никитович (Николаевич, Тамаз Мкртычевич или Николозович?) Туманов (Туманян, Туманиани, Туманишвили). Вот и говорите после этого, что возить почту – не княжеское дело!
    Как жаль, что городские историки до сих пор не удостоили вниманием эту наверняка колоритную личность, столько лет украшавшую своим княжеским достоинством и благородным профилем Новороссийский вокзал – хоть мемориальную доску вешай! В укор небритым «бомбилам», облепившим вокзал сегодня…

    8706_1.jpg
  12. Возвращаясь к остальным структурам службы связи Новороссийска (см пост от 14 ноября), надо сказать,
    что на рубеже веков их довольно долго возглавляли те же люди, что и в 1898 г. - разве что некоторые из них постепенно поднимались по лестнице чинов. Первые персональные изменения произошли только в 1902 г.


    1899 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник - коллежский асессор
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - надворный советник Федор Иванович Молчанов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией –
    младший механик губернский секретарь Казимир Осипович Зайдлер.


    1900 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - статский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник - коллежский асессор
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - надворный советник Федор Иванович Молчанов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией –
    младший механик инженер-электрик коллежский секретарь Казимир Осипович Зайдлер.


    1901 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник статский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник коллежский асессор
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - надворный советник Федор Иванович Молчанов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией –
    младший механик инженер-электрик коллежский секретарь Казимир Осипович Зайдлер.


    1902 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - статский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник - надворный советник
    Христофор Мартынович Розендорф.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - надворный советник Федор Иванович Молчанов,
    помощник - коллежский секретарь
    Владимир Иванович Акулов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией –
    младший механик инженер-электрик губернский секретарь Александр Онуфриевич Иванов.

    К.О.Зайдлер, покинув город, навсегда выбыл из «Кавказских календарей» (он отсутствовал в справочниках и до своего появления в Новороссийске).

    А.О.Иванов пришел к нам, уже имея опыт работы на Кавказе: до Новороссийска он служил с 1898 г. младшим механиком в Тифлисском почтово-телеграфном округе, где и получил первый чин губернского секретаря (1900). Несколько забегая вперед, скажем, что из Новороссийска А.О.Иванов снова перешел в управление почтово-телеграфного округа – только Владикавказского (1905, 1906), а в 1907 г. покинул службу на Кавказе.


    Х.М.Розендорф заменил С.А.Бойченко на посту помощника начальника Новороссийской городской почтово-телеграфной конторы только на год. К этому моменту за плечами у Христофора Мартыновича уже было почти 10 лет службы по почтовому ведомству на Кавказе. Почти все это время он проработал помощником начальника курортной Пятигорской почтово-телеграфной конторы, где вырос в чинах до коллежского асессора.
    Хотя Х.М.Розендорф в следующий раз был упомянут лишь в справочнике на 1907 г. (см. ниже), почти нет сомнений в том, что и после 1902 г. он все время продолжал служить чиновником в Новороссийской городской почтово-телеграфной конторе. Просто долгое время в справочники включались лишь начальники и (не всегда) их помощники. То, что «Кавказские календари» начали печатать фамилии многочисленного «офисного планктона» - несомненно, результат так называемой революции 1905-1906 гг., в беспорядках которой связисты приняли активное участие. И по большей части – не на стороне законной власти…
  13. Сделаем теперь обширное лирическое отступление от сухих списков личного состава, и начнем с того, что отметим характерный для новороссийской историографии факт: из 70 лет работы городских учреждений почтовой и электропроводной связи (1847-1917) внимания историков удостоились лишь те аномальные ноябрь-декабрь 1905 г., когда большинство новороссийских связистов не выполняли свои функции. Они приняли участие во Всероссийской почтово-телеграфной стачке, организованной провокаторами, пообещавшими, как обычно, скорое падение правящего режима под напором народного гнева и немедленное наступление «свободы». А немногим не поддавшимся на демагогию вооруженные «революционеры» не дали работать угрозами и насилием (см. ниже).
    Эти события нашли отражение в известной книге А.Б.Герасименко и С.А.Санеева (1998), в немалой степени сохранившей пережитки советской идеологии, и в более объективной книге К.В.Тарана «Общественно-политическое движение в Черноморской губернии в период Первой российской революции (2014). В чем-то описания этих источников повторяются, в чем-то расходятся, и ниже привлечены цитаты из обоих.

    Но прежде, чем перейти к новороссийской конкретике, дадим общее представление о почтово-телеграфном ведомстве России того времени и о специфике служившего контингента, воспользовавшись содержательной работой Г.Н.Шапошникова «Связисты России в 1905 году». В целом взвешенно излагая события, Геннадий Николаевич все же не удержался от того, чтобы сообщить с наивной гордостью за профессию: «Связисты не только смогли создать свою первую общественно–политическую организацию - профессиональный союз, но и провели всеобщую забастовку <…>: на протяжении 3-недель в ноябре – начале декабря 1905 г. служащие учреждений почты и проводной электросвязи оказались в авангарде борьбы всех оппозиционных самодержавию сил».
    На первый взгляд это было нелогично – ведь политическая активность в среде почтово–телеграфных работников оставалась на рубеже веков заметно ниже, чем в кругах либеральной интеллигенции или рабочих. Служащие учреждений связи оставались замкнутой средой и не участвовали в антиправительственных акциях. В их коллективах были сильны издавна культивировавшиеся в почтово–телеграфном ведомстве традиции полувоенной дисциплины, жесткой субординации, привычки подчиняться центру, высокой ответственности за порученное дело (замечательные качества, если вдуматься!). Социальная инертность порождалась и страхом быть переведенным в «медвежий угол» или уволенным с «волчьим билетом», потерять служебное жилье.

    Но специфика среды уже тогда породила прообраз социальных Интернет-сетей, широко используемых экстремистами для антиправительственной пропаганды, распространения клеветнических измышлений и организации подрывных акций. Предпосылкой для радикализации политических настроений связистов стал, по словам Г.Н.Шапошникова, т. н. обмен мнениями, который организовали «критически мыслящие телеграфисты» во время ночных дежурств на телеграфах по всей стране. Они и разъездные агенты, сопровождающие почтовые вагоны, быстро создали свои каналы информации. К весне 1905 г. к заочному «обмену мнениями» подключились практически все почтово–телеграфные конторы (ПТК) в крупных городах. Обсуждались экономические вопросы и материальное положение связистов, программы различных организаций, формулировались первые требования к руководству, завязывались неформальные отношения. В них вовлекались не только телеграфисты, но и инженерно-технический состав, и даже отдельные, особо «прогрессивные» начальники ПТК. Вообще же начальство, как правило, не могло уследить за несанкционированными контактами, а если и знало о них, то, боясь мести, предпочитало закрыть на это глаза.
    Риск получить пулю был вполне реален. Так, телеграфист Вятской ПТК Сергеев весной 1905 г. ранил из револьвера своего начальника Якимова, препятствовавшего рассылке «революционных» телеграмм. Скандальный инцидент смаковали либеральные СМИ; в Вятку пошли денежные переводы для семьи «героя-революционера Сергеева, решившего через политический процесс в суде вскрыть безобразия в почтово–телеграфном ведомстве». Но судьба отмерила каждому по делам его: Якимов после излечения получил повышение по службе, а Сергеев, бежав из-под стражи, стал эсеровским боевиком и погиб в перестрелке с полицией.

    «Обмен мнениями» подготовил петиционную кампанию, т. е. подачу официальных прошений на имя вышестоящих инстанций с требованиями повышения зарплаты на 50%, введения отпусков, расширения штатов, сокращения рабочего дня. И разрешения создать отраслевой профсоюз. Кампания стартовала в Москве в феврале 1905 г.; текст петиции мгновенно стал известен по всей стране и спровоцировал волну массовых прошений в аналогичного содержания, подаваемых втайне от начальства. Понятно, что Главное управление почт и телеграфов (ГУПиТ) отказалось рассматривать эти требования, но «революционеры» и не рассчитывали на их выполнение – им нужен был повод для создания профсоюза явочным порядком.


    Как пишет Г.Н.Шапошников, по всей стране возникали нелегальные кружки, вступавшие в сношение с Москвой, где в мае 1905 г. возникло нелегальное Бюро по созданию профсоюза почтово–телеграфных служащих. Его воззвания быстро распространялись по всей стране по служебным каналам связи. В это время в 5 тыс. учреждений связи (из 5,4 тыс. в Российской империи) уже фактически существовали полулегальные месткомы, где доминировали экстремистски настроенные эсеры и социал-демократы, а 46 тыс. из 50 тыс. служащих ведомства, поддерживали идею официального оформления профсоюза в политическую организацию. В ходе подготовки съезда в среде связистов зазвучали политические требования. Организаторами был налажен оперативный обмен информацией мест и центра, отработаны принципы объединения. И Почтово–телеграфный союз (Потельсоюз) объединил в своих рядах до 92% служащих ведомства, тогда как возникшие в то же смутное время и с теми же подрывными целями профсоюзы учителей, врачей, адвокатов, бухгалтеров объединяли до 20% интеллигенции и чиновничества.

    На I учредительный cъезд в Москву в ноябре 1905 г. съехались 73 делегата от почтово–телеграфных округов. Съезд работал полулегально и конституировал образование Всероссийского профессионального союза связистов, утвердил его программу и устав, выбрал руководящие органы. И, конечно, предъявил правительству экономические требования по улучшению материального благосостояния связистов.
    Накануне открытия съезда начальник ГУПиТ М.П.Севастьянов издал приказ об увольнении делегатов съезда и активных сторонников профсоюза по п. 3 ст. 788 Устава о гражданской службе (т. е. без права восстановления или приема на государственную службу). Правительство, естественно, отказалось выполнять требования связистов, и арестовало руководство свежеиспеченного профсоюза.
    В ответ на это 15 ноября 1905 г. в 18.00 из Москвы циркулярно по всей сети проводной связи Российской империи, пошел сигнал «АГИПТЧ», означавший начало забастовки. В тот же час забастовали все служащие учреждений связи Москвы и Петербурга. В ближайшие дни к стачке примкнули коллективы учреждений связи 224 городов, нарушив информационное пространство Российской империи. При этом в 10 городах связисты портили технику и проводную сеть, создавали боевые дружины, длительное время срывавшие меры правительства по налаживанию связи. В 71 городе забастовка вовлекла большое количество участников, но без эксцессов радикализма; «революционные действия» ограничились манифестациями и собраниями с различными требованиями. Наконец, в 143 городах состав бастующих был небольшим, а аппаратура включалась и выключалась в зависимости от политической ситуации.

    К какой же из трех групп относился Новороссийск, насколько проявились у его связистов вышеописанные общероссийские тенденции во время «травматической эпидемии» революционного психоза? К какому лагерю примкнули уже известные нам из списков персоны и к каким последствиям для них это привело?
    Для ответа на эти вопросы обратимся к книгам Герасименко-Санеева (Г-С) и Тарана (Т).
  14. Более чем месячная забастовка нашего форума, наконец, подошла к концу, и мы тоже можем вернуться к работе - обсуждению содержательной исторической темы.

    При описании подготовки к стачке 1905 г. в книге А.Б.Герасименко – С.А.Санеева (Г-С) названо больше конкретных имен. Преобладали, как и следовало ожидать, нерусские. Делегированный в Москву Думка явно представлял один братский народ, где бытует самокритичная поговорка «Дурень думкою багатіє, а злиднем живе». Итак, цитируем Г-С:
    «31 октября 1905 г. Состоялось собрание почтово-телеграфных чиновников. На собрании было принято решение образовать профсоюз и присоединиться к почтово-телеграфному профессиональному союзу в г. Москве. Председателем правления профсоюза был избран Думка, после направления его делегатом в Москву – Герман, членами правления – Маевский и Розенфельд, секретарем – Петр Иванов. В союз вступили все работники почты и телеграфа городской и портовой контор, кроме их начальников с помощниками и чиновника Васильева.
    15 ноября 1905 г. После получения телеграммы из Москвы началась забастовка почтово-телеграфных служащих. Забастовка проводилась в поддержку всероссийской забастовки. Все операции по приему и отправке почты были прекращены, но в почтовой конторе по очереди дежурили служащие для приема телеграмм. Забастовка продолжалась до 27 декабря, до ввода войск в город».

    В книге К.В.Тарана (Т.) пофамильно названы только Думка, Герман и Васильев, а собрание датировано 1 ноября. Далее сказано о получении местным союзом почтовиков в Новороссийске телеграммы из Екатеринодара, сообщавшей о том, что «служащие этого ведомства отправились в Петербург для встречи с царем» (!?). Более вразумительно описаны ответные действия правительства С.Ю.Витте - указ 11 ноября «Об ужесточении ответственности в отношении государственных служащих, участвующих в антиправительственных стачках» и увольнение в соответствии с ним 14 ноября 25 членов Центрального и Московского союза почтово-телеграфных служащих.

    Книга Г-С свидетельствует о том, что в первые дни забастовки новороссийские почтовики находили в себе силы не поддаваться нажиму «революционеров», в первых рядах которых находились, как ни странно, представители городской власти:
    «18 ноября 1905 г. Состоялось заседание профсоюза почтово-телеграфных работников. К собранию обратился секретарь городской управы К.П.Петров с просьбой: «не найдет ли оно возможным передать телеграмму от имени городской думы графу Витте с ходатайством удовлетворить требования почтово-телеграфных союзов и просить Центральное бюро союзов циркулярно передать всем городским Думам просьбу Новороссийской городской Думы присоединиться к указанному выше ходатайству».

    Телеграмма городской Думы Его Сиятельству графу С.Ю.Витте:
    «Допущенная правительством медлительность в осуществлении свобод, возвещенных манифестом 17 октября, а также административные распоряжения, противоречащие смыслу этого великого для русской земли акта, вызвали крайнее раздражение народа, угрожающее стране беспримерными в истории бедствиями и ужасами. Забастовка почт и телеграфа окончательно остановила жизнь государства, изолировала его от всего мира. Россия застыла в оцепенении, как бы ожидая ежеминутно своей гибели. Городские управления, под напором всеобщего движения, потеряли возможность продолжать свою деятельность в пределах строгой законности. Единственным выходом из этого тяжелого положения Новороссийская Дума единогласно признает немедленное удовлетворение требований народа, основанных на манифесте 17 октября и, в частности, уступки бастующим чинам почтово-телеграфного ведомства. Медлить нельзя.
    Новороссийский городской голова Никулин».
    В связи с отказом почты телеграмма была отправлена 26 ноября через гласного Думы И.Я.Горуновича, отправившегося в Петербург».


    Телеграмму печальников за народ и Россию, и их «требования» - яркий образчик либерально-кадетской демагогии – нет нужды комментировать: все и так понятно. Особенно смешна погонялка «Медлить нельзя!».

    Первое серьезное расхождение в подаче двумя книгами событий новороссийской стачки почтовиков встречается при описании заседания Новороссийского биржевого комитета. Там проворачивали свои дела те же состоятельные лица, что заправляли в городской Думе. Прекращение связи Новороссийска с миром наносило ущерб их бизнесу, и они робко попросили вернуться к нормальному образу жизни. Но эти поползновения коллег решительно пресек мэр-биржевик Никулин, поддержанный не обремененными собственностью радикалами. Осталось, правда, не ясным, имел ли в виду эсдек Иванов, защищая блага всего общества, "карманные интересы" уволенных за оставление работы новороссийских почтовиков. Цитируем книгу (К):

    «На собрании биржевого комитета, председателем которого являлся городской голова А.Никулин, 23 ноября обсуждался вопрос о прекращении забастовки служащих почтово-телеграфной конторы (ПТК). Когда почти все участники совещания пришли к единогласному заключению о прекращении забастовки, этому воспрепятствовал Никулин, указав, что забастовка имеет огромное общественное значение. С Никулиным полностью согласился приглашенный в биржевой комитет чиновник ПТК Герман. Действия Никулина и Германа поддержал представитель социал-демократов корреспондент газеты «Черноморское побережье» Иванов, который заявил, что «где дело идет о благе всего общества, неуместно считаться с карманными интересами местных жителей».

    А вот как подано это же событие в книге (Г-С). Здесь, с одной стороны, авторы-новороссийцы не назвали ни одного конкретного имени. С другой стороны, из нижеследующего текста можно понять, что забастовку поддержал и начальник Новороссийской ПТК (городской):
    22 ноября 1905 г. Состоялось заседание Новороссийского биржевого комитета. На него были приглашены начальники городской и портовой ПТК. На заседании высказывались предложения о прекращении забастовки почтово-телеграфных работников. Убедившись, что прекратить забастовку не удастся, участники совещания решили лично принять участие в разборке корреспонденции. На другой день начальник конторы сообщил, что забастовка продолжается и «он не может допустить членов Биржевого комитета к разборке корреспонденции в его конторе».


    Как видно из цитированной в предыдущем посте работы Г.Н.Шапошникова, в других городах России, напротив, власти во время забастовки почтовиков довольно широко допускали волонтеров к разборке, сортировке и отправке почтовой корреспонденции. В ноябре-декабре 1905 г. в столицах представители высшей аристократии и чиновничьего мира по патриотическим соображениям работали на почте и телефонных станциях. Либеральная пресса выпустила много язвительных материалов на эту тему, особенно о кражах посылок и других почтовых ценностей.
    Но в Новороссийске, похоже, язвить было не над чем - на дворе был декабрь, и подошло время захватывать власть и объявлять республику в одном отдельно взятом губернском центре…
  15. В годы, непосредственно предшествовавшие стачке почтовиков, персональный состав руководителей новороссийских почтово-телеграфных контор (ПТК) изменялся мало. Согласно справочнику на 1903 г., на свою давнюю должность помощника начальника городской ПТК вернулся после недолгого перерыва С.А.Бойченко (вместо Х.М.Розендорфа).

    1903 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - статский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник - коллежский асессор
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - надворный советник Федор Иванович Молчанов,
    помощник коллежский секретарь
    Владимир Иванович Акулов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией –
    младший механик инженер-электрик губернский секретарь Александр Онуфриевич Иванов.

    В справочнике на 1904 г. Ф.И.Молчанова сменил во главе портовой ПТК К.Г.Лавинский. Ф.И.Молчанов был переведен из Новороссийска начальником ПТК в ст. Крымской, а вскоре после подавления беспорядков его фамилия исчезла из списков служащих на Кавказе.
    К.Г.Лавинский до Новороссийска состоял в Темрюке помощником начальника тамошней ПТК (1901-1903).

    1904 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - статский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник - надворный советник
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - титулярный советник Константин Генрихович Лавинский
    помощник - титулярный советник Владимир Иванович Акулов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией –
    младший механик инженер-электрик коллежский секретарь Александр Онуфриевич Иванов.

    Наконец, в справочнике на 1905 г. перечень руководителей новороссийских связистов был точным повторением предшествующего:

    1905 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - статский советник
    Алексей Владимирович Венеровский,
    помощник - надворный советник
    Семен Авксентьевич Бойченко.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - титулярный советник Константин Генрихович Лавинский,
    помощник - титулярный советник
    Владимир Иванович Акулов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией -
    младший механик инженер-электрик коллежский секретарь Александр Онуфриевич Иванов.

    Как видно, фамилий зачинщиков «бузы» связистов в Новороссийске, попавших в историю (Думка, Герман, Маевский, Розенфельд, Петр Иванов), нет в вышеприведенных списках (как и в числе железнодорожных почтовиков - (см. пост №11 от 23 ноября 2016 г.).

    Прежде, чем перейти к описанию хода забастовки новороссийских связистов, дадим характеристику ее по России в целом из работы Г.Н.Шапошникова «Связисты России в 1905 году».

    - Первые дни всеобщей забастовки, - писал Геннадий Николаевич,- отличались всеобщей революционной эйфорией, экзальтацией, общей уверенностью в победе (удовлетворении всех требований) и атмосферой революционного праздника, которая царила в почтово–телеграфных конторах. Все отдыхали от тяжелого 16-часового труда.
    Первые дни МВД и ГУПиТ (Главное управление почт и телеграфов) находились в явной растерянности, но вскоре администрация, оправившись от шока, приступила к жестким мерам по подавлению забастовки. Все ее участники объявлялись уволенными и выселялись из казенных квартир. В помещения бастующих контор вводили войска, полиция арестовывала активистов стачки на местах. Была прекращена выплата жалования. Наконец, в декабре в ряде уездов и местностей империи было введено военное положение, действовали военно-полевые суды.
    Эти меры сбили накал революционной борьбы. Как только стало очевидно, что руководство не идет на уступки, проводит увольнения и выселение из служебных квартир, в рядах бастующих начался раскол и массовый выход на работу. Небольшая часть забастовщиков призывала к продолжению стачки, грозила штрейкбрехерам физической расправой, вооружалась; наиболее экстремистски настроенные связисты начали портить оборудование на линиях. Другая часть, наоборот, вышла на работу и исправляла повреждения на линиях. Третьи – то начинали, то бросали работу. Так, в Петербурге количество бастующих было определить невозможно: они то начинали работу, то бросали ее. Из 1958 чинов учреждений связи города 323 были уволены через 2 недели после начала забастовки, а остальные метались или приступили к работе.

    Интересен состав бастующих. Более 80% наиболее упорных смутьянов составляли инженеры, механики, чиновники низших разрядов (VI – IV классов по профессиональной шкале почтово-телеграфного ведомства). Начальники контор и отделений, их заместители, чиновники третьего класса и выше, а также 90% служителей (сторожа, почтальоны, рассыльные) или не примкнули к бастующим, или первыми вышли на работу.
    Массовые увольнения бастующих начались уже на вторую неделю забастовки, но после ее окончания начался новый прием раскаявшихся, добровольно вышедших на работу. Даже в столицах и губернских городах, где стачка носила наиболее упорный характер, на работу было принято до 80% смутьянов.
    При приеме на работу с бывших стачечников бралась подписка о том, что они не состоят в профессиональном союзе и раскаиваются в содеянном. Они заново давали присягу на верность престолу и особую ведомственную присягу ГУПиТ. С них удерживались два месячных оклада (один за участие в забастовке, другой за прием на службу). Как правило, проходила ротация мест службы: участники забастовки поступали в учреждения связи с понижением в чинах и, как правило, отправлялись в "медвежьи углы", где находились под негласным надзором. В формулярном списке чиновника делалась отметка о его увольнении по политическим мотивам и новом приеме на службу. Стаж службы в почтово–телеграфном ведомстве считался прерванным, что было поводом для задержек в продвижении по карьерной лестнице. По выполнению этих условий, служащему предоставлялась возможность работы, ему платили жалование, все надбавки за квалификацию, предоставляли ведомственное жилье и более не напоминали о участии в революционных событиях. Со временем почтово-телеграфные чиновники восстанавливали свое прежнее социальное положение.

    Чиновников, не принявших участия в забастовке, переводили на работу в крупные города, ускоряли им получение очередных чинов и продвижение по службе.

    В Новороссийске тоже имели место аналогичные события, однако главную особенность их фона составлял временный захват власти в городе экстремистами, не встретившими в декабре 1905 г. достойного сопротивления со стороны сил правопорядка.
  16. В книге А.Б.Герасименко – С.А.Санеева о влиянии декабрьских событий на городских связистов сказано крайне скупо:
    «8 декабря. Новороссийским казначейством получена телеграмма от начальника Владикавказского почтово-телеграфного округа. Согласно телеграмме, запрещалось выплачивать жалование работникам почтово-телеграфных контор (ПТК) города и порта Новороссийска. Как язвила местная пресса: «Таким образом жалования не получат не только те, кто участвует в забастовке, но и те, кто не участвует, даже сами начальники контор».

    Зато немало интересных деталей сообщается в книге К.В.Тарана. Благодаря Константину Викторовичу мы знаем, что сопротивление стачке в Новороссийске – хотя бы пассивное - все же имело место, и можем напомнить имена немногих почтовиков, не поддававшихся постыдной стадности:

    «Несмотря на забастовку, с 3 декабря под влиянием начальника ПТК Венеровского около 6 человек, в основном женщин, вышли на работу, и телефонная связь в Новороссийске возобновилась. Остальные почтово-телеграфные чиновники на состоявшемся в этот день собрании, где выступали Попов и Краснов, решили примкнуть к представителям социалистических партий. Эти чиновники во главе с Германом решили снять с работы телефонисток, но солдаты не допустили их в помещение телефонной конторы. После этого Герман заявил, что снимает с себя всякую ответственность за возможные последствия, и пригрозил начальнику телефонной сети Бартошеку «рассчитаться» с ним.
    На следующий день, 4 декабря утром, Бартошек получил письмо, где ему с угрозами предлагалось отказаться от продолжения работ на телефонной станции. Полученное письмо начиналось словами: «Смерть провокаторам и черносотенцам!», «Да здравствует социализм!», а после угроз следовала подпись: «Боевая организация партии социалистов-революционеров».


    Интересно, что такого рода активность социал-экстремистов находила поддержку – даже финансовую! – со стороны выборных городских властей, в обязанность которых входило поддержание нормальной жизни в Новороссийске, а отнюдь не «раскачивание лодки»:

    «Способствуя проведению забастовки почтово-телеграфных чиновников, городской голова А.Никулин предложил на заседании городской думы 8 декабря поддержать материально бастующих. Было решено выдавать этим чиновникам денежное пособие из сумм, предназначенных по смете на постройку училища, по 42 руб. ежедневно в течение двух недель».

    Поощряемые кадетствующей новороссийской образованщиной, а в еще большей степени – демонстративным бездействием сил правопорядка, городские экстремисты окончательно распоясались, возомнив себя властителями Новороссийска. Всякое неповиновение побуждало их хвататься за оружие:
    «9 декабря 1905 г. социалист-революционер Гречкин намеревался сообщить в Сочи о начале всеобщей политической забастовки, но помощник начальника ПТК Бойченкоотказал Гречкину в отправке телеграммы, сославшись на «испорченные провода».
    11 декабря Гречкин вновь явился в ПТК с намерением прекратить ее деятельность - в связи с объявленной политической забастовкой. Он заявил начальнику телефонной сети Бартошеку: «Я вам приказываю от имени социал-революционеров закрыть немедленно действие телефона, иначе вы будете повешены». Бартошек поинтересовался у Гречкина, по какому праву тот распоряжается? Гречкин вынул револьвер и сказал: «Вот мое право!». Далее Гречкин добавил: «Повторяю, что если через полчаса не прикажете телефонисткам прекратить занятия, я прикажу перерезать все провода и повесить вас, мерзавец». В связи с оказанным давлением и угрозой лишения жизни Бартошек принял решение о прекращении деятельности телефонной сети и распустил обслуживающий персонал.
    После третьего заседания Совета рабочих депутатов во втором номере газеты «Известия Совета рабочих депутатов» от 20 декабря 1905 г. были опубликованы очередные решения Совета о прекращении политической забастовки на предприятиях Новороссийска, кроме стратегических объектов – железной дороги, почты и телеграфа.
    Терроризируемые эсерами сотрудники ПТК приступили к работе 27 декабря после прихода в Новороссийск войсковых частей».

    Храбрые перед безоружными, «революционеры» поспешили бежать из города, как только обозначились перспективы получить в ответ пулю, а то и снаряд.

    Характерно, что дневник безвестного почтового чиновника А.Г.Бартошека в постсоветское время удостоился чести стать важным источником по истории так называемой Новороссийской республики. В другой работе К.В.Тарана и соавт. со ссылкой на этот источник сообщается, кто был назначен «республиканцами» новыми, социалистическими руководителями ПТК – уже упоминавшийся Герман, а также некие Лордкипанидзе и Максимов:


    «Определенный интерес представляет заметка в записной книжке начальника городской телефонной сети Бартошека от 14 декабря 1905 г.: «У нас в городе полнейший террор. И. д. губернатора Березников скрылся. Наклейщик театральных афиш разносил по городу повестки о взыскании подоходного налога. Ходят вооруженные люди, полицейские отсутствуют на постах… Окружной суд бездействовал, местные гимназисты ходили с солдатами по улице и вели с ними какую-то беседу… Мимо окон проходят молодые евреи и еврейки с повязками Красного Креста на рукавах. Это санитары революционного лазарета. 50 вооруженных революционеров прошли церемониальным маршем по Серебряковской улице без всякого противодействия со стороны администрации…».
    Чиновник Бартошек отмечал в дневнике: «по городу слухи, что Синюхаев избран революционерами губернатором, Гречкин - обер-полицмейстером, Герман - начальником ПТК, Лордкипанидзе - его помощником и депутатом в Совет рабочих депутатов, Максимов -заведующим телефонной сетью». Также была информация, что избран революционный совет из Бодянского, Лира, Нестерова (врача.- Str.), Краснова и других лиц, а Синюхаеву приписывали титул президента».

    И еще один важный факт, сообщаемый К.В.Тараном: сторонников Союза русского народа на Стандарте возглавлял начальник почты Акулов (на самом деле – помощник начальника портовой ПТК).

    А.Г.Бартошек, С.А.Бойченко, В.И.Акулов и в какой-то степени А.В.Венеровский – их мы можем зачислить в участники сопротивления стачке почтовиков и деятелям «Новороссийской республики».
    Тем не менее это сопротивление было подавлено экстремистами, и все три начальника подразделений почтовой службы города (Венеровский. Лавинский и Александр Иванов), как не справившиеся с ситуацией, на следующий год лишились своих постов. Их места заняли новые люди:

    1906 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский советник Ардалион Павлович Мещанюк,
    помощник - надворный советник Семен Авксентьевич Бойченко,
    чиновники: 2-го разряда - надворный советник Христофор Мартинович Розендорф; 3-го разряда: надворный советник Николай Прокопьевич Федоров, коллежский асессор Федор Карлович Бишев, губернский секретарь Рудольф-Георгий-Генрих Карлович Фетцер; 4-го разряда: титулярный советник Константин Осипович Сантрусянц, губернский секретарь Карл-Иоганн Николаевич Гольцман, коллежский регистратор Янис Христофорович Ширман, не имеющий чина Альфред Карлович Мейер.
    Младшие механики: титулярный советник Михаил Михайлович Пасенко, не имеющий чина Семен Степанович Слюсарев, и. д.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    Начальник коллежский секретарь Константин Леонтьевич Замараев
    Помощник титулярный советник Владимир Иванович Акулов

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией - коллежский асессор Андрей Григорьевич Бартошек

    1907 Новороссийская почтово-телеграфная контора,
    начальник - коллежский советник Ардалион Павлович Мещанюк,
    помощник - надворный советник Семен Авксентьевич Бойченко,
    чиновники: 2-го разряда - надворный советник Христофор Мартинович Розендорф; 3-го разряда: надворный советник Николай Прокопьевич Федоров, коллежский асессор Федор Карлович Бишев, коллежский советник Федор Федорович Альтман; 4-го разряда: титулярный советник Константин Осипович Сантрусянц, губернский секретарь Карл-Иоганн Николаевич Гольцман, коллежский регистратор Янис Христофорович Ширман, не имеющий чина Альфред Карлович Мейер.
    Младшие механики: титулярный советник Михаил Михайлович Пасенко, не имеющий чина Семен Степанович Слюсарев, и. д.

    Новороссийская почтово-телеграфная контора «Новороссийск-Порт»,
    начальник - коллежский секретарь Константин Леонтьевич Замараев,
    помощник - титулярный советник Владимир Иванович Акулов.

    Заведующий Новороссийской телефонной станцией - коллежский асессор Андрей Григорьевич Бартошек.

    В этих списках, что естественно, нет и имен смутьянов 1905 г., зато привлекает внимание обилие в городе чиновников с немецко-латышскими ФИО. Обычно массовый заезд в Новороссийск такого рода лиц связывают с эвакуацией российских губерний Прибалтики в годы Первой мировой войны. Однако, как мы видим, среди почтовиков это явление имело место значительно раньше.
  17. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Конечно, все валить на революционеров очень просто. Пришли революционеры - и все хорошо.
    Но надо бы сначала разобраться, что за люди пришли в лице революционеров. Ведь ни кто не резал и пытал почтово-телеграфных чиновников, ни кто ничего не обещал, кроме как самому начальнику...
    Но что ему делать, если революционеров поддерживает сам Председатель городской Думы? Достаточно тому было сказать: "НЕТ" и что бы было? Была бы Республика вообще в городе?
    И так, одного ответственого за работу почты в декабре 1905 г. нашли - это Председатель городской Думы.
  18. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    А был ли мальчик? Я про "Республику", если что...
    А вот Всероссийская стачка почтовых служащих и телеграфистов - вещь вполне реальная. Отменить ее было не во власти г-на Никулина. Кажется, не того ответственного нашли в губернском центре, где помимо муниципалов было достаточно и высоких чинов государственной службы... ))
  19. Уважаемый Segen, вооруженное восстание в Н-ске (одном из 10 перечисленных поименно городов Российской империи!) попало в "Краткий курс истории ВКП(б)" - по крайней мере, в издание 1938 г., которым я пользуюсь. Наравне со стачкой почтовиков-телеграфистов, которой уделена одна фраза.
    А это - очень серьезно. Поэтому "Новороссийская республика" долгое время была излюбленной темой локальной историографии (уступая лишь "Малой земле"). И остается таковой - напомню, в 2005 г. в городе прошла Межрегиональная научно-практическая конференция "Первая русская революция в контексте местной истории", где, в частности, демонстрировался документальный фильм "Н-ск - республика и столица России" (так и тянет добавить сакраментальное "и родина слонов"...). А Вы лично тогда, сделав соответствующий доклад с трибуны, издали тематический выпуск ЧИЖ "Аргонавт" (2006, №1). Но теперь, всего через десяток лет, вдруг спрашиваете - а был ли мальчик? (подразумевая классика - "Может, мальчика-то и не было?" :).
    Нет, мальчик таки был, и его из истории уже не вымараешь. Другое дело, что реальное значение того восстания было сильно преувеличено по идеологическим соображениям, а описание - подредактировано в пользу одной политической силы.
    Начатая мною тема - вовсе не о революции 1905 г. Уделить последней столь значительное место пришлось поневоле - лишь потому, что о работе новороссийских связистов в остальные 70 лет (1847-1917) историки и краеведы города, кажется, ничего серьезного так и не написали. Забастовка почтовиков - единственное событие, которое исследователи прошлого сочли достойным своих усилий!
    Связистам же, отдавшим Н-ску по 10-20 лет жизни, они отвели роль безымянного субстрата - перегноя истории.
    По формуле того же классика: "А вы на земле проживете, как черви слепые живут: ни сказок о вас не расскажут, ни песен о вас не споют". Зато о Никулине и Гречкине - и рассказали, и спели. Как же - герои революции!...
  20. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Хм! Помнится, конференция 2005 года была посвящена событиям Первой русской революции в Новороссийске, а вовсе не одной лишь "Новороссийской республике". Первые, разумеется, имели место (я бы сказал, много места) в истории нашего славного города. Со вторым же всё не так просто.
    "НР" изобрели вовсе не сочинители "Краткого курса". Задолго до них попытка установления "демократической республики" в отдельно взятом городе была высосана из пальца генерал-майором Игнатьевым, председателем Кавказского военно-полевого суда, которому в ходе третьего по счету процесса по "новороссийскому делу" позарез нужно было приговорить пяток-другой революционеров к смертной казни. А то ведь можно было и кресло потерять (примеры были очень наглядными). Впрочем, генерал Игнатьев и без подсказок высокого начальства принял бы "все меры к точному проведению директивы правительства".
    Так вот, доложу я вам по секрету (много смайлов), в действительности никакой "НР" никогда не существовало. Продержалось пару недель двоевластие, отчасти напоминавшие безвластие; было много словесной риторики, уличных оргий с элементами театральной буффонады, достигшей высших форм несколько позже, при Мейерхольде; в избытке имелось прожектерство революционеров (в основном заезжих гастролеров из театра политической репризы им. Тевье-молочника) и прочих забавных вещей. Но, повторюсь, никакой "республики" не было... ))
    Сергей Шило нравится это.

Поделиться этой страницей