1. Форум возобновил свою работу. Желаем приятного общения всем пользователям и гостям форума!

Новороссийский отряд и Черноморская бригада пограничной стражи

Тема в разделе "История Новороссийска", создана пользователем straniero, 27 май 2017.

  1. В 1899-1900 г. Новороссийским лазаретным отделением Черноморской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) заведовал младший врач бригады Петр Иванович Архангельский. Этот медик тоже, как и А.М.Попов, начал службу в ОКПС с Новороссийска. П.И.Архангельский, сын священника, родился в 1858 г., окончил Тамбовскую духовную семинарию, а в 1886 г. – столичную Военно-медицинскую академию. Затем он служил по военному ведомству – главным образом младшим врачом военного лазарета в Ковне (ныне Каунас). В 1895 г. П.И.Архангельский уже надворным советником ушел на «гражданку» и устроился земским врачом в волостном центре - селе Ракша (в справочнике ошибка – написано Ропша!) Моршанского уезда Тамбовской губернии. Вероятно, этот уезд и был малой родиной Петра Ивановича, и безвестный до сего дня пограничный врач Архангельский являлся земляком другого, ныне знаменитого новороссийца: краеведа и фундатора городского исторического форума – С.С.Шило.
    Кстати говоря, уважаемый Сергей Степанович пятый месяц кряду не удостаивает свое детище даже пассивным посещением – не говоря уж о постах.

    В «гвардию Минфина», П.И.Архангельского привела, как и многих других офицеров и чиновников, острая нужда в деньгах – ведь содержание в ОКПС было существенно выше, чем в армии. А у Петра Ивановича сидели на шее жена и четверо детей. Это обстоятельство заставляло Архангельского, уже имевшего чин коллежского советника, служить всего лишь младшим врачом в Новороссийском лазаретном отделении.

    Впрочем, наш город стал для немолодого медика отличным карьерным трамплином – или, если угодно, стартовым ускорителем. Согласно имеющейся биографии П.И.Архангельского, он уже в 1901 г. был назначен старшим врачом Эриванской бригады ОКПС, каковым состоял до 1911 г. включительно, а в 1907 г. получил за отличие по службе чин статского советника. Правда, справочники говорят о том, что какое-то число лет перед назначением в Закавказье Петр Иванович числился вольнопрактикующим врачом в Новороссийске. По-видимому, здесь жила его семья.

    Эриванская бригада пограничной стражи была создана еще в 1880-е гг. и охраняла границу с Турцией и Персией на участке 395 верст. Правый фланг бригады начинался на Агрыдагском хребте от поста Сычанлу, а левый фланг заканчивался в узком Мигринском ущелье, где река Мегри впадает в Аракс у поста Карачеванского. Участок Эриванской бригады простирался по горной части Малого Кавказа и восточной части Армянского нагорья, фактически у подножия г. Арарат. Крайне пересеченная, лишенная удобных путей сообщения местность, изрезанная хребтами с пологими скатами и высокими равнинами, затрудняла эффективность пограничного надзора. Между тем именно на участке Эриванской бригады издавна проходили как торговые пути из Тавриза на Эривань и Тифлис, так и маршруты традиционных набегов бандитских шаек.
    Поэтому, погранцам-«эриванцам» скучать не приходилось. Но, с другой стороны, офицеры и гражданские чины бригады, как видно на имеющихся в Сети фотографиях, умели «релаксировать» и отдыхать.

    IAM1NRnXs2o.jpg nfpj3nWAHRI (1).jpg

    Поскольку Эриванская бригада охраняла участок охраны границы, проходивший по значительным горным возвышенностям, отличавшимся резкими колебаниями температуры и неблагоприятными санитарными условиями, то для заведывания медицинскою частью бригады, наблюдения за состоянием лазаретных отделений и приемных покоев в штат ее еще до реформ Врачебной части ОКПС (см. пост №17) был включен особый врач – с правами старшего полкового врача. Эту должность и занимал около 10 лет П.И.Архангельский.
    С 1896 г. штаб Эриванской бригады был переведен из г. Нахичевань в г. Эривань где разместился на Царской ул. в доме Агамалова. При бригадном лазарете работала фельдшерская школа.

    В 1912 г. П.И.Архангельского перевели в Петербург – помощником санитарного инспектора ОКПС (так теперь называлась должность корпусного врача, которую как раз в этом году покинул Б.М.Шапиров – см. пост №18). В 1914 г. Петра Ивановича удостоили (опять-таки за отличие по службе) чина действительного статского советника и включили в комиссию «по сбору предметов исторического и бытового значения для создания музея ОКПС». То есть Архангельский стал в каком-то смысле историком ОКПС – по сути нашим коллегой.
    Вероятно, в 1916 г. он вышел в отставку по выслуге 30 лет. Дальнейшая судьба П.И.Архангельского не известна.
  2. Сейчас я временно прерву «медицинскую» подтему, чтобы познакомить посетителей форума с интересной и ценной новинкой – только что опубликованной статьей анапского краеведа об истории пограничной охраны в соседнем с Новороссийском городе.
    Анапский пограничный отряд входил в тот же 1-й отдел Черноморской бригады пограничной стражи, что и Новороссийский погранотряд. В силу этого обстоятельства на страницах статьи Сергея Владимировича Козлова можно встретить ряд упомянутых нами выше фамилий офицеров-пограничников. Да и условия службы в двух соседних отрядах были схожи.
    Поскольку по Новороссийску мы, к сожалению, пока не имеем такой полноты фактажа, какой добился С.В.Козлов, будем пользоваться собранными им сведениями об анапских пограничниках по аналогии.

    Вот начало этой публикации:
    Анапа погранстража0001.jpg Анапа погранстража0002.jpg Анапа погранстража0003.jpg Анапа погранстража0004.jpg Анапа погранстража0005.jpg
    Окончание дам в следующем посте
  3. А теперь выложу окончание статьи С.В.Козлова «История пограничной охраны в Анапе в XIX– начале XX века», опубликованной в ежегоднике «Санаторно-курортное лечение и отдых в Анапе» (2017, вып. 19).
    Анапа погранстража0006.jpg Анапа погранстража0007.jpg Анапа погранстража0008.jpg
    Анапа погранстража0009.jpg

    Новороссийцы могут пока только позавидовать полноте биографических сведений, собранных автором не только о командирах Черноморской бригады пограничной стражи и ее 1-го (Новороссийского) отдела, но и о командирах собственно Анапского пограничного отряда, о расположении этого последнего и проч.
    В статье приведено много интересного фактажа о службе пограничников того времени на Черноморском побережье Кавказа.
    И, что самое главное – это еще не весь материал по теме, которым располагает автор: анонсировано продолжение его публикации в будущем году. Будем ждать-с, господа-товарищи!
    И втайне желать - вот бы и Новороссийску, оцепеневшему в непробудной дремоте (коме?), Б-г послал такого краеведа...
  4. В статье С.В.Козлова мое внимание привлекли и ссылки на книги издания начала прошлого века о службе Пограничной стражи. Оказалось, что две из них доступны в Сети.
    О многочастевой книге М.П.Чернушевича «Материалы к истории пограничной стражи» много говорить не буду – она посвящена главным образом описанию разных случаев, героических и курьезных , с русскими пограничниками. Есть там кое-что и о Черноморской бригаде пограничной стражи, но все немногочисленные инциденты, сообщенные М.П.Чернушевичем (он сам не историк - служил в Погранстраже, командовал Крымской бригадой), случались исключительно на южном фланге - в отделах Батумском и Борчхинском, очень далеко от Новороссийска.

    Более интересна лаконичная книжечка начальника Отдельного корпуса пограничной стражи Б.М.Шапирова «Наши пограничные окраины на Кавказе. Путевые наброски» (СПб., 1909.- 222 с.), написанная по результатам личной поездки вдоль всего фронта пяти кавказских бригад. Эта работа имеется в свободном доступе на сайте Национальной электронной библиотеки Российской Федерации (нэб.рф), где особо интересующиеся могут ознакомиться с ней в полном объеме.
    А на нашем форуме сейчас выложу начало главы о Черноморской бригаде – до описания отрядов 1-го отдела.

    Наши пограничные окраины на Кавказе.jpg Наши пограничные окраины содержание.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 01.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 02.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 03.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 04.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 05.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 06.jpg

    Вложения:

    Последнее редактирование: 7 авг 2017
  5. Теперь – описание Б.М.Шапировым двух северных отделов Черноморской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи (дальше заходить не будем – там сейчас уже не Россия). К сожалению, автор нередко уделяет больше внимания курортным достоинствам тех или иных прибрежных мест, чем пограничным отрядам. Тем не менее, при всей лаконичности, кое-что у Б.М.Шапирова сказано и о Новороссийске.
    Наши пограничные окраины Черноморская бригада 08.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 09.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 10.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 11.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 12.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 13.jpg Наши пограничные окраины Черноморская бригада 14.jpg

    Итак, на большом огороженном казенном участке были разбросано несколько (по меньшей мере три) жилых зданий-флигелей, которые на планах города (см. пост №15) с планами Новороссийска показывали в лучшем случае одно – смотрящее на море. Внутри периметра непременно должны были находиться и строения хозяйственного назначения – конюшня, кухня, склады и проч. По логике назначения, отряду следовало иметь и смотровую вышку – ведь он располагался сравнительно невысоко над уровнем моря. Увы, Б.М.Шапиров предпочел постращать доверчивых читателей рассказами про ужасные норд-осты, умолчав об устройстве Новороссийского погранотряда – даже о том, где в 1900-е гг. находилось и что собой представляло здешнее лазаретное отделение, стало ли оно за 10 лет лучше, чем было в 1890-е гг. (см. пост №19).

    Непонятно также, что уважаемый доктор медицины принял за «широкую улицу», отделяющую Новороссийский погранотряд от берега бухты. Улицы как таковой нет здесь и сейчас: между аква-парком и береговым склоном в начале 2010-х гг., когда мне в последний раз довелось по ней пройти, была в общем-то пешеходная дорога.
    c8d1c156.png
    А на планах Новороссийска начала ХХ в. (см. пост №15) погранотряд отделялся от спуска к морю рельсовым путем железнодорожной ветки от порта в сторону Суджукской косы.
  6. Вернемся, однако, к врачам Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС), служившим в нашем городе.

    Третьим заведующим Новороссийского лазаретного отделения Черноморской бригады стал Илья Федорович Сиволожский. Он родился в 1859 г., получил диплом лекаря в 1886 г. Где провел И.Ф.Сиволожский первые 1-2 года после этого, мы не знаем. Но точно известно, что в 1889-1895 гг. он состоял в Новороссийске железнодорожным врачом 5-го врачебного участка Владикавказской железной дороги. По тем временам при врачебном участке обычно имелся приемный покой на 3-6 коек, так что молодой врач получил в Новороссийске первый практический опыт.

    Но жалованье его, по-видимому, не удовлетворяло, потому что с 1896 г. И.Ф.Сиволожский перешел в ОКПС, где платили хорошо. Несколько лет Илья Федорович служил младшим врачом в 4-м отделе Черноморской бригады пограничной стражи, заведуя лазаретным отделением в селении Борчха (Батумской области) возле русско-турецкой границы.
    Когда-то, во времена легендарной царицы Тамар, здесь был крупный населенный пункт при переправе через реку Чорох; к концу XIXв. превратившийся в обширные развалины – от крепости до царских бань. Во время Первой мировой войны окрестности Борчхи были театром боевых действий между русскими и турецкими войсками, но тогда И.Ф.Сиволожский здесь уже не служил – он еще в 1901 г. вернулся в Новороссийск.

    В 1902-1904 гг. Сиволожский, оставаясь младшим врачом ОКПС, заведовал Новороссийским лазаретным отделением Черноморской бригады в чине коллежского асессора. Ничем особенным в историю – как Новороссийска, так и ОКПС, - он не вошел.


    Относительно того, где и как Илья Федорович провел смутный период 1905-1906 гг., точной информации нет. Но не позже 1907 г. И.Ф.Сиволожский оказался в Туркестане – в чине надворного советника он занимал должность старшего врача 30-й Закаспийской бригады пограничной стражи и заведовал бригадным лазаретом в Асхабаде. В 1909 г. И.Ф.Сиволожскому был присвоен очередной чин коллежского советника. О других переменах в его статусе и месте службы до переворотов 1917 г. сведений не сохранилось. А после – тем более.

    В Сети, прежде всего в сообщениях уж не раз упоминавшегося выше Владмала, указано, что Закаспийская бригада пограничной стражи была Высочайше учреждена 26 марта 1896 г. и охраняла границу с Персией и Афганистаном общей протяженностью 1650 верст.
    Штат бригады в 1896 г.:
    - Командир бригады – 1.
    - Помощник командира бригады – 1.
    - Командиров отделов – 5.
    - Обер-офицеров – 30 (из них командиров отрядов – 19, штабных и субалтерн-офицеров – 11).
    - Старший врач – 1.
    - Младших врачей – 3.
    - Ветеринарных врачей 1.
    - Настоятель бригадной церкви – 1
    - Причетник – 1.
    - Церковник нижнего чина – 1.
    - Нижних чинов – 1390.
    - Наемных джигитов – 127.
    - Верховых лошадей 865.
    - Обозных лошадей – 14.

    Место дислокации штаба Закаспийской бригады пограничной стражи - г. Асхабад на месте приграничного военного укрепления.
    Состав бригады на 1899 – 1918 гг.:
    - Штаб бригады (г. Асхабад, Закаспийской обл.).
    - Учебная команда – 1 (г. Асхабад).
    - Оружейная мастерская – 1 (г. Асхабад).
    - Медицинский лазарет – 1 (г. Асхабад).
    - Ветеринарный лазарет – 1 (г. Асхабад).
    - Бригадная церковь – 1 (г. Асхабад).
    - Отделов – 5.
    - Отрядов – 20.
    - Постов – 67.

    К сожалению, цифровые данные о медицинской службе приведены общие по двум соседним бригадам ОКПС – Закаспийской и Аму-Дарьинской. В сумме они имели 2 лазарета и 5 лазаретных отделений, всего на 6 офицерских мест и 79 мест для нижних чинов. На продовольствие больных в лазаретах отпускалось в сутки (сверх кормовых денег): на 1 офицера - 50 коп., на 1 нижнего чина– 10 коп. На расходы по врачебной части и на хозяйственные потребности в лазаретах и их отделениях ассигновалось в год на каждое больничное место для офицера – по 150 руб., для нижнего чина– по 120 руб.
    Врачам ОКПС в Туркестане были присвоены по службе и содержанию права старших полковых врачей Кавказской армии, с отпуском им на разъезды по 600 руб. в год каждому и квартирных денег по положению для врачей войсковых частей в Закаспийской области и Туркестанском военном округе.
    В штате 7 лечебных заведений состояли 7 старших и 3 младших медицинских фельдшера, а также 7 аптечных фельдшеров. Обычно эти должности замещались вольнонаемными лицами с выплатой им жалованья по 500 руб. в год каждому.

    Вольнонаемными были в пограничной страже и джигиты из туркмен, хорошо знающие язык, местные обычаи, приграничные пути и характер торговых движений, исполнительные и непритязательные в быту. Их брали на службу при положительной аттестации властей. Джигиты имели форму местной милиции с погонами пограничной стражи из зеленого сукна.
    Число их постепенно возрастало, и в 1910-е гг. на пограничном посту из 10–15 человек военнослужащих русских часто бывало всего трое - начальник поста и два его помощника. Наличие последних признавалось необходимым, чтобы начальник поста не чувствовал себя одиноким среди туземцев; для замены его в случае болезни или отсутствия, а главное - для производства разъездов с джигитами, чтобы они всегда находились под наблюдением.

    По словам некоторых современников, джигиты из туземцев нередко «требованиям службы, дисциплины и порядка не поддаются, своевольны, ленивы и вообще в служебном и нравственном отношении не надежны».
    Однако из следующего приказа по ОКПС, тоже найденного в Сети, видно, что в бою вольнонаемные туркмены действовали быстро и решительно, не в пример русским коллегам:
    «8 апреля 1912 г. командир 2-го отдела 30-й Закаспийской пограничной бригады подполковник Армейсков и командир Чекань-Калинского отряда той же бригады ротмистр Пожарский, получив сведения о том, что караван с контрабандным чаем, прорвавшись через границу, направляется в Хивинское ханство, немедленно собрали разъезд в составе унтер-офицера Чекань-Калинскаго отряда Сулеймана Хусейнова, рядовых Ивана Тименского и Павла Прища и вольнонаемных джигитов Анна-Гельды Эймурадова, Кучек-Хана Верды, Нурали-Ели-Оглы и Овеза Музафарова, после чего двинулись наперерез упомянутому каравану.

    На 7-й день преследования он был настигнут в 540 верстах от границы, но так как стало известно, что проводники хорошо вооружены, то разъезд скрытно окружил контрабандистов, а ночью, пользуясь их сном, проник к месту их ночлега и сделал попытку обезоружить и задержать их без боя.
    Несмотря на принятые меры, двое из провозителей оказали сопротивление: один из них, сорвал у ротмистра Пожарского шашку, нанес ему удар по голове, но промахнувшись, сбил только папаху, а когда занес шашку для второго удара, то был убит выстрелом джигита Эймурадова.
    В то же время второй контрабандист успел овладеть винтовкой и выстрелить в ротмистра Пожарского. Но во время выстрела унтер-офицер Хусейнов нанес ему удар прикладом по голове; от этого винтовка уклонилась и ротмистр Пожарский был спасен.
    Быстро зарядив винтовку, туркмен выстрелил в унтер-офицера Хусейнова, но тоже неудачно, а в следующий момент он был убит выстрелом рядового Тименского.

    Задержанная с 4-мя (кроме убитых) провозителями контрабанда, состоявшая из 112 пудов 27 фунтов чая, нагруженных на 16 верблюдах и одном осле, 4 винтовок и 120 патронов, была сдана в таможню по оценке на 4647 руб. 61 коп.
    Отмечая настоящим приказом молодецкие действия названных нижних чинов, направленные к взаимной выручке в минуту серьезной опасности, награждаю Высочайше утвержденными знаками за службу пограничного надзора: унтер-офицера Хусейнова за №132, рядового Тименского за №133 и джигита Эймурадова за №134.
    Приказ прочесть во всех постах и во всех командах».

    В целом обстановка последнего места службы бывшего новороссийского железнодорожного и пограничного врача И.Ф.Сиволожского живо напоминала место действия советского кинофильма «Белое солнце пустыни». И действительно, историческим прототипом колоритного таможенника Верещагина из фильма считают офицера-пограничника Закаспийской бригады пограничной стражи М.Д.Поспелова (род. в 1884 г.). Между Поспеловым и Луспекаевым, сыгравшим Верещагина, есть даже портретное сходство – см. соответствующие публикации в Сети.
    Бригадный врач И.Ф.Сиволожский, несомненно, был знаком со штаб-ротмистром М.Д.Поспеловым по службе.

    Если кто помнит, в «Белом солнце пустыни» имеются батальные сцены и на море. В 1897 г. был установлен морской пограничный надзор за восточным побережьем Каспийского моря, доступным для морских судов и лодок. На больших островах Челекен и Огурчинский с целью противодействия проникновению контрабанды из Персии были установлены пограничные посты Закаспийской бригады. Пограничникам в конце XIX в. пришлось столкнуться здесь даже со случаями работорговли.
    Морская граница от Красноводска до поста Гасан-Кули охранялась 6 морскими постами на дистанции 367,5 верст. Пограничники, несущие службу на этих постах, обеспечивались лодками соответствующих размеров и конструкций - для преследования судов с контрабандным товаром, укрывающихся за мелкими островами, в камышах и плавнях, а также для взаимного сообщения между постами и перевозки с них в лазареты заболевших нижних чинов. Таких лодок для Закаспийской бригады требовалось восемь.

    Сначала фактически имелось 4 парусных палубных и полупалубных ботов и паровой крейсер «Часовой», переведенный с Балтики по Мариинской водной системе на Каспийское море. «Часовой» был построен в Финляндии в 1874 г., имел водоизмещение 230 т, главные размерения 33,1х6,4х2,5 м, паровую машину мощностью 300 л. с., скорость 10-11 узлов. Крейсер с экипажем в 36 человек был вооружен одним 87-мм орудием.
    Со временем парусные боты морской пограничной охраны в Закаспии постепенно заменялись моторными катерами. Один из них в фильме и взорвался вместе с «мзды не бравшим» таможенником Верещагиным.
  7. Четвертым и последним заведующим Новороссийским лазаретным отделением стал в 1905 г. младший врач Черноморской бригады пограничной стражи Николай Дмитриевич Стратанович (род. в 1865 или 1866 г., лекарь с 1890 г.), который во всех отношениях резко отличался от своих предшественников в этой должности – службистов, делавших (и сделавших!) в ОКПС успешные карьеры. Кстати, службистом был и отец «новороссийского» Стратановича - военный врач, вышедший в отставку корпусным врачом в чине действительного статского советника (о Стратановиче-старшем, а также о некоторых деталях биографии Стратановича-младшего, см. подробнее в теме «Новороссийский местный лазарет в 1883-1916 гг.», посты от 22 и 30 августа 2016 г.).

    Николай Дмитриевич, напротив, приехав в Новороссийск надворным советником, за 12 лет до переворотов 1917 г. ни разу не был повышен в чине. Плотно осев в Новороссийске, он явно не стремился перейти с повышением на другое место службы, хотя откровенно скучал в лазарете Пограничной стражи. Н.Д.Стратанович охотно читал лекции новороссийской интеллигенции на самые различные темы, подрабатывал младшим врачом в Новороссийском местном лазарете военного ведомства и, по-видимому, слыл либералом.
    Николай Дмитриевич не воевал в Гражданскую войну ни на чьей стороне, не стремился эмигрировать, и спокойно ужился с большевиками. Во всяком случае в справочнике на 1925 г. он значился врачом 25-го медицинского участка Кубано-Черноморской области, проживая в урочище Мысхако.


    При такой «усидчивости» Н.Д.Стратановича небезынтересно понять, почему он в 1905 г. решил перебраться в Новороссийск (где кипели «революционные» беспорядки и одно время власть была захвачена «республиканцами», а позже активно действовали вооруженные банды террористов и рекетиров) из почти европейского Ченстохова близ границы с Германской Силезией, где прослужил больше десятка лет – младшим врачом сначала 8-го стрелкового полка, а затем Ченстоховской бригады пограничной стражи.

    Дело в том, что полоса этой бригады (позже получившей №14), где 12-15% населения было евреев, традиционно являлась местом переброски в Российскую империю не только, так сказать, обычной, «коммерческой» контрабанды, но и контрабанды политической - запрещенной подрывной литературы, иногда и оружия, взрывчатки. Схватки русских пограничников с нарушителями, пользовавшимися сочувствием и поддержкой местного населения, нередко бывали ожесточенными и не менее кровопролитными, чем на Кавказе и в Туркестане.
    С началом беспорядков 1905-1906 гг., охвативших и Русскую Польшу, польские социалисты решили отомстить «оккупантам» - в первую очередь пограничникам и таможенникам, ненависть к которым была особенно велика. А заодно экспроприировать деньги таможни на станции Гербы-Русские, где находился железнодорожный пограничный переход.

    Через станцию проходила узкоколейная железная дорога из Германии (от Люблинца через Гербы-Прусские) на Ченстохов. Здесь и произошли трагические события 15 июля 1906 г., в свое время нашумевшие в прессе, но быстро забытые на фоне других, более страшных. Сегодня их именуют «Бойня в поезде Гербы-Ченстохов» (см. tolstiyyoj.livejournal.com›20793.html, где эти события показаны как с нашей, так и с польской стороны).
    Банда террористов-поляков захватила поезд и перевозившиеся деньги, перебив около двух десятков русских, таможенников и пограничников, включая даже двух генералов ОКПС - командира Ченстоховской бригады генерал-майора графа Николая Михайловича Цукатто и начальник 3-го (Варшавского) округа пограничной стражи, куда водила Ченстоховская бригада - генерал-лейтенанта Александра Ивановича Вестенрика.
    Мог бы оказаться в том поезде и младший врач бригады Н.Д.Стратанович, да вовремя перевелся в Новороссийск, пусть даже без повышения… Чувствовал опасность?

    Кстати сказать, во время разгула беспорядков в Новороссийске местные пограничники держались подчеркнуто индифферентно, показывая, что, мол, не наше это дело, а полиции с жандармами…
  8. Несколько слов о командирах Черноморской бригады пограничной стражи после 1905 г. Их до 1917 г. служило здесь всего двое, и сведения об обоих имеются в Сети.

    Довольно интересной фигурой был Александр (Искандер) Османович Тальковский (1858-1921), командовавший Черноморской бригадой в 1906-1912 г. Дворянин-мусульманин, он родился в семье литовских татар, в Виленской губернии; некоторые считают, что корень «тал» в его фамилии – тот же, что в словах «талиб, талибан». Кстати, татары осели там еще в XIII в. и были довольно многочисленны – так что Литва зря кичится своей «европейскостью» по сравнению с Россией…
    А.О.Тальковский рано начал делать военную карьеру. В 1873 г., окончив реальное училище, он поступил вольноопределяющимся в 107-й Троицкий пехотный полк; через год, уже унтер-офицером, был направлен в Виленское пехотное юнкерское училище. В 1876 г. А.О.Тальковский, окончив училище, вернулся в полк. В 1877 г. он был произведен в прапорщики и командирован на Балканский театр Русско-турецкой войны, где воевал в 9-м Сибирском гренадерском полку, брал Плевну. После войны вернулся в родной полк, где в 1878-1885 гг. командовал ротой; с 1879 г. – поручик.

    Будучи недовольным замедлением роста, А.О.Тальковский перешел в Пограничную стражу. Служил поначалу в Русской Польше; в 1886 г. – штабс-ротмистр, в 1890 г. – ротмистр. С 1894 г. Тальковский был переведен в столицу, в штаб Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС); состоял помощником старшего адъютанта штаба ОКПС, помощником начальника 1-го (строевого, инспекторского и мобилизационного) отделения штаба. В 1898 г. ему был присвоен чин подполковника, а в 1901 г. (за отличие по службе) – полковника.
    В 1905 г. А.О.Тальковского командировали на Кавказ для производства «секретных дознаний» - в том числе в Черноморской бригаде пограничной стражи. Можно предположить, что командование ОКПС решило выяснить причины самоустранения здешних пограничников от вооруженной защиты интересов государства в дни разгула «революционного» насилия и вопиющего беззакония. И принять меры для исправления этого недопустимого во всех отношениях положения.

    По результатам расследования сам А.О.Тальковский и был назначен командиром Черноморской бригады ОКПС. С 1909 г. она получила номер 25, а Александр Османович – чин генерал-майора за отличие по службе.
    В 1912 г., он недолго командовал Особым Керченским отделом ОКПС, а затем руководство ОКПС вернуло генерала в родную Прибалтику.
    800px-Тальковский_А.О.jpg

    Здесь А.О.Тальковский командовал 4-й Рижской бригадой пограничной стражи, которая с началом Первой мировой войны перешла в распоряжение коменданта Усть-Двинской крепости. Командуя Виндавским районом охраны Балтийского побережья, лихой татарин участвовал в делах против неприятеля, при бомбардировке германским флотом. В 1916-1918 гг. он состоял в резерве чинов при штабе Петроградского военного округа.


    После захвата власти большевиками кавалер множества царских наград генерал А.О.Тальковский присоединился к революционерам, неожиданно вспомнив о своем мусульманстве. В 1918-1919 гг. он командовал в Петрограде бригадой РККА (то ли пехотной, то ли стрелковой), одновременно являясь «членом исполкома Мусульманского Военного Совета Петроградского военного округа». В 1919-1920 гг. генерал заведовал в Казани Первыми, а позже и Вторыми советскими мусульманскими пехотными командными курсами, состоял при этом военным руководителем Центральной мусульманской военной коллегии (!) «своими неустанными трудами и проявлением личной инициативы в полной мере способствуя успешному выпуску молодых красных командиров».
    Демобилизовавшись по болезни, А.О.Тальковский провел последний год жизни в Баку, где в апреле 1920 г. была восстановлена советская власть. Здесь он тоже заведовал Азербайджанской сводной военной школой.

    К этому надо добавить, что в Баку служил до развала Российской империи сын генерала – Михаил Александрович Тальковский (1885-1924), ротмистр Пограничной стражи. А в 1919-1920 гг., во времена Азербайджанской демократической республики (мусаватистов) он вырос до начальника отдела пограничной охраны министерства финансов этой республики.
    Младший брат Михаила – Александр (Искандер) Александрович Тальковский (1894-1942) – был капитаном Императорской армии, но в Гражданскую войну командовал мусульманскими или национальными (татарскими, башкирскими, туркестанскими) частями, подавлял басмаческое движение, поднялся до комдива РККА. Но, вызывая законное подозрение в татарском национализме, не раз попадал под репрессии. Окончательно А.А.Тальковский был арестован после начала Великой Отечественной войны и расстрелян 23 февраля 1942 г.


    Жизненный путь последнего командира Черноморской бригады пограничной стражи Юлиан (Иулиана) Ивановича Миллера (1861-?) начинался примерно так же, как и у А.О.Тальковского, только с некоторым сдвигом по времени. Ю.И.Миллер, выходец из дворянской (но православной) семьи, тоже стал вольноопределяющимся (1878), окончил Одесское пехотное юнкерское училище (1881), служил прапорщиком в 53-м резервном пехотном кадровом батальоне, где только в 1884 г. получил чин подпоручика.

    Как и Тальковского, Миллера не устраивал столь медленный служебный рост, и в 1888 г. он перешел в Пограничную стражу, где сразу стал поручиком, в 1892 г. – штабс-ротмистром (см. фото ниже), в 1896 г. – ротмистром.
    Миллер_Иулиан_Иванович ротмистр.jpg
    Как и Тальковский, Миллер в 1895-1909 гг. служил в штабе ОКПС в Петербурге – сначала помощником старшего адъютанта штаба корпуса, а затем – заведующим типографией ОКПС.
    Однако в этот период Юлиан Иванович успел поучаствовать в Русско-китайской войне 1900-1901 гг., получить чин полковника вне очереди за боевые отличия и Золотое оружие.

    В 1909 г. Ю.И.Миллер был назначен командиром 11-й Александровской пограничной бригады ОКПС в Русской Польше, в 1911 г. удостоился чина генерал-майора. В 1912 г. он сменил А.О.Тальковского на посту командира 25-й Черноморской бригады ОКПС.

    Ю.И.Миллер со своими пограничниками участвовал в Первой мировой войне на Кавказском фронте; он был награжден рядом орденов с мечами (Св. Станислава 1-й ст., 1915; Св. Анны 1-й ст., 1915; Св. Владимира 2-й ст., 1917). Есть неподтвержденные данные о том, что 24.10.1917 г., в последний день формального правления Временного правительства в России, он получил чин генерал-лейтенанта.

    Дальнейшая судьба последнего командира Черноморской бригады пограничной стражи теряется в истории. Скорее всего, Ю.И.Миллер пал жертвой красного террора уже в первые месяцы Гражданской войны.
  9. После месячных каникул нашего форума вспомним о том, что в начале прошлого века на Черном море несли службу и морские пограничники – на крейсерах флотилии Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС). Здесь не место рассказывать, как была организована и как комплектовалась эта флотилия; на эту тему в Сети немало материала и ряд работ, которые могут рекомендованы интересующимся данным вопросом.
    Так, например, согласно аннотации статьи Байрамова Ш.Б.О и Гулиева Г.Г.О. (Морская пограничная стража в Российской империи // Мир политики и социологии.- 2012. №10.- С.11-17), в ней рассматриваются особенности функционирования морской пограничной службы в Российской империи, проводится подробный анализ основных направлений деятельности морской пограничной стражи, обусловленных спецификой стоящих перед ней задач. Акцентируется внимание на имеющих важнейшее значение проблемах, с которыми сталкивалась пограничная морская стража в Российской империи, формулируются обобщающие выводы по указанным вопросам.

    Переходя ближе к делу, скажем, что с первого десятилетия ХХ в. Черноморская бригада пограничной стражи имела в своем составе крейсер «Гридень», переданный в ОКПС из Черноморского флота, базировавшийся на порт Батум (по другим данным – и на Сухум) и патрулировавший черноморско-кавказское побережье от Сухума до границы с Турцией, обеспечивая прикрытие морской границы в Закавказье.
    Хотя Новороссийск находился на другом, правом фланге Черноморской бригады, «Гридень» наверняка заходил в наш порт, еще будучи в амплуа минного крейсера – хорошо вооруженного боевого корабля, предшественника эскадренных миноносцев.


    Впрочем, нельзя не отметить, что корабль этот строился очень долго (примерно как броненосец…) на Николаевском казенном заводе (адмиралтействе) под наблюдением старших строителей Торопова и Фёдорова. Строительство было начато 19 ноября 1891 г.; 21 декабря 1891 г. корабль зачислили в списки флота. 4 сентября 1892 г. в присутствии Великого Князя генерал-адмирала Алексея Александровича состоялась официальная закладка крейсера «Гридень». Корабль был спущен на воду 31 октября 1893 г. (через два года!), но теперь долго переделывали его носовую часть с целью улучшения мореходности. В июне 1895 г. были проведены швартовые испытания, после чего крейсер вышел в первый поход. В октябре того же года он перешел в Севастополь для сдаточных испытаний. Наконец, в ноябре 1895 г. «Гридень» вступил в строй и вошел в состав эскадры Черного моря.

    Griden1893-1911.jpg Гридень минный крейсер 03095001.jpg

    Корабль имел водоизмещение 400 т, главные размерения 57,2x7,0x3,0 м, максимальную скорость 21-22,5 узла, дальность плавания 1600 миль. В качестве энергетической установки на «Гридне» использовалась паровая машина мощностью 3500 л.с., питавшаяся паром от двух котлов и работавшая на один винт. Крейсер был вооружен двумя торпедными аппаратами (калибра 381 мм) и довольно многочисленной малокалиберной артиллерией – 6 пушек калибра 47 мм и три пятиствольные митральезы калибра 37 мм. Боевая рубка «Гридня» имела противопульное 13-мм бронирование. Экипаж крейсера состоял из 7 офицеров и 57 матросов.

    Всего через 12 лет службы, 10 октября 1907 г., «Гридень» был переклассифицирован из минных крейсеров («эскадренных миноносцев 2-го ранга») в посыльные суда с сохранением прежнего наименования.
    Многие авторы пишут о том, что 31 мая 1908 г. «Гридень» был передан во флотилию пограничной стражи и исключен из списков флота
    Однако, как видно из приведенного ниже официального документа, фактически Высочайшее решение о включении «Гридня» в состав флотилии ОКПС было принято 26 апреля 1909 г.


    ПСЗРИ 1909 Гридень.gif

    Пишут, что при передаче в пограничную стражу с корабля было снято все вооружение, и только по ходатайству командования ОКПС на нем снова установили 37-мм пушки Гочкиса. Сокращению подверглись экипаж (офицеров, например, осталось только трое – см. ниже) и, по-видимому, мощность машины – для сокращения расходов.

    Относительно службы пограничного крейсера «Гридень» под флагом ОКПС нет единого мнения. В одних источниках утверждается, что в 1911 г. этот корабль был окончательно исключен и из списков пограничной стражи, но по другим источникам «Гридень» продолжал служить, дислоцируясь в Сухуме, еще и в начале Первой мировой войны.
  10. Вспомним теперь офицеров, служивших на бывшем минном, а теперь пограничном крейсере «Гридень». Из «Кавказских календарей» следует, что с 1909 г. «Гриднем» командовал капитан-лейтентант А.А.Бровцын, а с 1912 г. – лейтенант (по другим источникам – старший лейтенант) М.Н.Буковский. Помощником командира крейсера Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) служил лейтенант Г.Г.Чухнин (сын знаменитого адмирала Григория Павловича Чухнина, усмирившего беспорядки и мятежи на Черноморском флоте, за что и убитого террористами в 1906 г.). Конкретная должность мичмана И.И.Ирушкина на «Гридне» в «Кавказских календарях» не указана.
    По всем четырем вышеупомянутым морским офицерам 25-й Черноморской бригады пограничной стражи в Сети есть информация - правда, разной степени полноты.

    О первом командире крейсера нашлись две довольно полные биографические справки, из которых и почерпнут нижеизложенный материал:

    Александр Алексеевич Бровцын 2-й (6.04.1872 - ?).
    Из дворян Новгородской губ., православный. В 1887 г. поступил воспитанником в Морское училище (с 1891 г. - Морской кадетский корпус), окончил его 52-м по успеваемости. На действительной службе с 1891 г. 15.09.1894 г. произведен в мичманы с назначением в Балтийский флот и зачислением в 1-й флотский экипаж. 22.09.1895 г. назначен в переменный состав Морской учебно-стрелковой команды. 27.09.1896 г. назначен слушателем в Минный офицерский класс. 04.10.1896 г. успешно окончил курс в Морской учебно-стрелковой команде, а 09.09.1897 г. - в Минном офицерском классе с зачислением в минные офицеры 2-го разряда. 18.04.1899 г. Бровцын 2-й произведен в лейтенанты. С 1900 г. он - минный офицер эскадренного броненосца «Наварин» в составе эскадры Тихого океана.
    07.12.1900 г. переведен в Сибирский флотский экипаж. С 1901 г. командовал миноносцем №211. В 1903-1904 гг. А.А.Бровцын - старший минный офицер крейсера I ранга «Паллада». 30.09.1903 г. зачислен в минные офицеры 1-го разряда. Участник русско-японской войны и обороны Порт-Артура, участвовал в отражении первых атак миноносцев противника и во всех морских боях с японцами. 12.05.1904 г. назначен командующим эсминца «Грозовой». Сопровождал пароход «Богатырь» во время минных постановок (19.07.1904). После боя 28.07.1904 в Желтом море Бровцын 2-й ушел с кораблем в Шанхай, где был интернирован.
    07.02.1906 г. он был переведен в Балтийский флот, с отчислением от должности командира миноносца и зачислением в 16-й флотский экипаж. 20.03.1906 г. переведен в Черноморский флот с зачислением в 35-й флотский экипаж. 09.10.1906 г. переведен в Балтийский флот с зачислением в 7-й флотский экипаж. 26.03.1907 г. назначен командиром миноносца №212. 11.06.1907 г. А.А.Бровцын произведен в капитан-лейтенанты. 18.09.1907 г. отчислен от должности, как получивший другое назначение.

    В ОКПС с 30.11.1907 г. Командир крейсера пограничной стражи «Гридень» 25-й Черноморской бригады пограничной стражи с 2.06.1909 г.

    28.03.1911 г. А.А.Бровцын был переведен во флот тем же чином, с зачислением в береговой состав и назначением экипажмейстером Севастопольского порта. 08.08.1911 г. назначен младшим помощником капитана над Севастопольским портом. 06.12.1911 г. Бровцын 2-й произведен в капитаны 2-го ранга. 07.01.1913 г. назначен командиром эсминца «Жуткий» с зачислением в судовой состав флота. 23.12.1913 г. назначен командиром блокшива №7. 17.02.1914 г. назначен временно исполняющим должность начальника, а 10.03.1914 г. - начальником Восточного района береговых наблюдательных постов и станций Черного моря.
    05.12.1915 г. он был назначен начальником района службы связи побережья высадки Черного моря. 15.04.1916 г. возвращен на должность начальника Восточного района береговых наблюдательных постов и станций Черного моря. 06.12.1916 г. А.А.Бровцын произведен в капитаны 1-го ранга за отличие по службе. 12.12.1916 г. - зачислен в береговой состав. 19.07.1917 г. он был назначен командиром Николаевского флотского полуэкипажа.


    Награды: ордена Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом «за участие в походе на Синминтын и Мукден с 21-го сентября по 3-е октября и занятие города Дзинчкоуфу» (29.01.1901 г.), Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом «за боевые отличия при усмирении китайских мятежников» (06.12.1901 г.), Св. Станислава 2-й ст. с мечами «за проявленное особое мужество, воинскую доблесть и в воздаяние отличной храбрости во время отражения внезапной минной атаки на эскадру Тихого океана 26-го и в бою 27-го января с японским флотом» (14.03.1904 г., утв. 10.05.1904 г.), Св. Анны 2-й ст. с мечами «за отличия в делах против неприятеля под Порт-Артуром» (12.12.1905 г.).
    Награжден также серебряной медалью в память военных событий в Китае в 1900–1901 гг. (1902 г.) и нагрудным знаком для защитников крепости Порт-Артур (1914 г.).
    Женат, имел двоих детей (сын – Александр, 1895).

    Информацию о Г.Г.Чухнине, напротив, пришлось собирать в Сети по крупицам, так что в его биографии остается немало пробелов.

    Григорий Григорьевич Чухнин, сын адмирала Г.П.Чухнина, родился 16.06.1878 г., окончил Морской корпус в 1900 г.
    В 1903 г. мичман Г.Г.Чухнин состоял в распоряжении Штаба эскадры Тихого океана. В 1904 г. - числился в Сибирском флотском экипаже. 27.12.1904 г. был награжден орденом Св. Станислава 3 ст. за «особо-усердные труды, понесенные в течение настоящих военных событий». Где был мичман во время беспорядков на Черноморском флоте в 1905-1906 гг. (помогал отцу?) и в течение еще 2-3 лет, мы пока не знаем.

    Затем,
    в период 1909-1912 гг., мы видим Григория Григорьевича уже лейтенантом ОКПС на пограничном крейсере «Гридень». Затем сын адмирала, по-видимому, вернулся на Черноморский флот.

    Об участии Г.Г.Чухнина в Первой мировой войне известно больше. Сначала Григорий Григорьевич, 6.12.1915 г. произведенный в капитаны 2 ранга, командовал старым эсминцем «Строгий». 22 марта 1916 г. этот небольшой корабль шел в охранении 2 транспортов вдоль побережья Лазистана на северо-востоке Турции. В 8 часов 50 минут в районе Сюрмене со «Строгого» обнаружили в 4 - 5 кабельтовых по правому траверзу перископ подводной лодки, пытавшейся выйти в торпедную атаку на транспорты. Чухнин приказал увеличить ход и развернул свой эсминец на лодку. Через минуту из носового 75-мм орудия в направлении лодки сделали несколько выстрелов, недавно появившимися на кораблях, «ныряющими снарядами», но прямых попаданий отмечено не было. Лодка срочно стала уходить на глубину и в этот момент форштевень «Строгого» ударил по краю ее рубки и перископу. Но малая осадка корабля не позволила уничтожить германскую подводную лодку U-33 и отомстить ей за варварское потопление 17 марта близ Сурмене госпитального судна «Португаль», на котором погибло около 100 человек команды и медицинского персонала. U-33 пришлось срочно отправиться в Босфор на ремонт. «Строгий» получил повреждение одной лопасти винта.

    Через месяц с небольшим коварные германцы с лихвой отомстили Г.Г.Чухнину за порчу своей субмарины – причем, так сказать, с доставкой на дом. Григорий Григорьевич теперь командовал другим старым «угольным» эсминцем. 25 апреля 1916 г. «Живучий» под командой Г.Г.Чухнина входил в Севастопольскую бухту по недавно протраленному фарватеру впереди отряда кораблей, включавшего дредноут «Императрица Мария», крейсер «Кагул» и др. Но неожиданно для всех эсминец подорвался на мине, переломился пополам и быстро затонул, не оправдав свое название; погибла значительная часть экипажа.

    Принято считать, что «Живучий» подорвался на одной из мин, скрытно выставленных на фарватере германским подводным заградителем UC-15. Но опыт Великой Отечественной войны, когда многие корабли и суда Черноморского флота СССР были потеряны на собственных минных заграждениях из-за навигационных и иных ошибок командиров и штурманов, заставляет не отметать сходу и иную версию гибели эсминца в 1916 г…
    Кстати говоря, и «Императрица Мария», по мнению некоторых авторов, спасенная от подрыва на входном фарватере ценой гибели «Живучего», плавала недолго. Уже 7 (20) октября того же 1916 г. она таки стала жертвой взрыва в Севастополе - уже на якорной стоянке.

    Так или иначе, в 1917 г. оправившийся от ран и контузий Григорий Григорьевич продолжал командовать старыми эсминцами – на этот раз «Стремительным».

    Относительно Гражданской войны известно лишь, что Г.Г.Чухнин участвовал в ней на стороне белых, служил в 1919-1920 гг. на Каспийской флотилии ВСЮР. Кстати, на бумаге это было довольно внушительное соединение, имевшее 7 канонерских лодок, 9 вспомогательных крейсеров и 2 авиатранспорта с 10 гидросамолетами. Но Григорий Григорьевич возглавлял здесь в чине капитана 2-го ранга всего лишь дирекцию лоций и маяков.
    После окончания Гражданской войны Г.Г.Чухнин эмигрировал за границу, где и окончил свой век.

    Несколько полнее сведения в Сети о третьем офицере пограничного крейсера "Гридень" (и не только):

    Ирушкин Иван Иванович (11.11.1873 – после 1935). Православный, из крестьян. Был женат.
    Окончил Бакинский мореходный класс. Прапорщик запаса флота по морской части (22.07.1902 г.). Состоял в запасе чинов флота шкипером каботажного плавания (22.07.1902 – 3.05.1904 гг.). Служил во флоте с 3.05.1904 г. офицером 19-го, затем 36-го флотского экипажей. Подпоручик по адмиралтейству (30.04.1907 г.). Поручик по адмиралтейству по экзамену (12.05.1908 г.). Переименован в мичманы (25.07.1908 г.).

    В ОКПС И.И.Ирушкин состоял с 25.07.1908 г. Помощник командира крейсера «Гридень» Черноморской бригады пограничной стражи (1908-1909 гг.). Помощник командира крейсера «Коршун» 23-й Одесской бригады пограничной стражи (г. Одесса) (с 14.10.1909 г.). Помощник командира крейсера «Ястреб» 25-й Черноморской бригады пограничной стражи (г. Батум) (1911–1912 гг). Лейтенант с 6.12.1911 г. Младший помощник командира пограничного крейсера «Гридень» той же бригады (1912-1913). Старший помощник командира крейсера «Ястреб» 25-й Черноморской бригады пограничной стражи (1913–1916 гг.). Старший лейтенант с 6.12.1916 г.

    Об участии И.И.Ирушкина в Первой мировой войне мы пока ничего не знаем. Известно, что в Гражданскую войну он был на стороне белых, командовал эсминцем «Цериго», получил чин капитана 2-го ранга (28.07.1920 г.). При оставлении Крыма эвакуировался на этом эсминце. В эмиграции И.И.Ирушкин жил сначала в Бизерте, в составе русской эскадры, в середине 1920-х гг. собирался выехать в Сербию, но фактически обосновался в Марокко.
    Нашлись сведения только об одной награде этого офицера – ордене Св. Анны 3-й ст. (30.07.1915 г.).
  11. ADS

    ADS

    До революции я там,конечно,не был,но в 70 е годы между постройками пограничников и лодочной станцией была улица нормальной ширины для старых времен.Если исходить из принципа,что узкая улица-это та на которой двое с некоторым трудом расходятся, а если едут повозка или пролетка,то для других места нет. :mad:Так что доктор медицины исходил из реалий своего времени.
    Это без учета того,что заборы обоих заведений могли быть перенесены за проистекшее время.
    По "Гридню".
    В истории корабля есть еще и забытый момент,связанный с Чухниным-старшим- участие в Севастопольском восстании. Он там был не на первых ролях, но красный флаг поднимал.
    По поводу его переделок для развития меньшей мощности. В этом нет принципиальной нужды. Паровая машина работает на меньших оборотах просто за счет снижения подачи пара.
    Естественный износ машины и котлов эту задачу даже облегчают.
    Ранее обсуждаемый "Терец" к 24 году так износил машину,что она давала только треть первоначальной мощности.
    Правда,это могло обеспечить 70 процентов первоначальной скорости(согласно формуле Афонасьева).
  12. Думаю, что уважаемый ADSправ в своих замечаниях относительно крейсера «Гридень». Добавлю только, что для пограничного крейсерства от корабля больше не требовалась скорость миноносца, сильно увеличивающая расход угля и тем снижавшая автономность корабля. Чтобы не возить на крейсере ненужный теперь груз, логично было бы оставить один котел, переведя его на нефтяное отопление, или же заменить паровую энергетическую установку на дизель существенно меньшей (в 3-4 раз) мощности.

    Теперь перейду на личности. Из последней справки в посте №30 следует, что мичман, а затем лейтенант И.И.Ирушкин служил на трех крейсерах пограничной стражи, причем по два раза и на «Гридне», и на другом крейсере 25-й Черноморской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) – «Ястребе».

    А второй командир крейсера «Гридень» М.Н.Буковский, имевший биографию позамысловатей ирушкинской (см. ниже), успел немало послужить и на балтийских крейсерах флотилии ОКПС, и повоевать с японцами, прежде чем стал командовать "Ястребом". Вот что говорит об этом офицере-поляке довольно подробная биографическая справка, отысканная в Сети:

    Буковский Михаил Нарцисович (Нарцизович, Нарцызович) (2.03.1876 – 09.1920). Римско-католического вероисповедания. Окончил Александровский кадетский корпус (по-видимому, имеется в виду Императорский Александра IIкадетский корпус в С.-Петербурге), Павловское военное училище по 1-му разряду (1895 г.). До 1900 г. М.Н.Буковский числился по казачьим войскам; хорунжий (с 12.08.1895 г.), сотник (с 1.06.1899 г.).
    13.09.1900 г., выдержав экзамен за специальный класс Морского корпуса, сотник Буковский был переведен из 7-го Кубанского пластунского батальона во флот, где получил звание мичмана. В 1901-1902 гг. он находился в заграничном плавании на эскадренном броненосце «Император Николай I». С 11.04.1902 г. - офицер 37-го флотского экипажа.
    Но уже 14.10.1902 г. М.Н.Буковский перешел из флота в ОКПС, в 1902-1904 гг. служил помощником командира крейсера «Страж» Рижской бригады пограничной стражи, был произведен в штабс-ротмистры (6.04.1903 г.)
    В ходе Русско-японской войны Буковский снова был определен на флотскую службу (17.08.1904 г.). В составе 2-й эскадры флота Тихого океана он совершил переход вокруг Африки на Дальний Восток; состоял в плавании на крейсере 2-го ранга «Смоленск», затем - вахтенным офицером транспорта «Анадырь». Буковский участвовал в Цусимском сражении (14-15.05.1905 г.), спасал команду с погибшего крейсера 2-го ранга «Урал»
    С 330 спасенными на борту транспорт «Анадырь» своим ходом, избежав захвата японцами, вернулся в Петербург, а М.Н.Буковский был произведен в лейтенанты (с 6.12.1905 г.). О «Славной судьбе транспорта «Анадырь» см. статью по адресу
    topwar.ru98079-slavnaya…transporta-anadyr.html.
    На родине лейтенант Буковский по прошению был зачислен в запас флота по Петербургскому уезду (с 12.12.1905 по 31.03.1908 гг.), а затем в течение года и вовсе числился «уволенным от службы по домашним обстоятельствам с мундиром и зачислением в морское ополчение Курляндской губернии».

    Наконец, 26.10.1909 г. Михаил Нарцисович вернулся из отставки. Здесь, однако, в его биографии начинаются разночтения. Одни авторы утверждают, что определенный в службу М.Н.Буковский был переведен этим числом с Балтийского флота на Каспий. Но нам интереснее вторая версия, согласно которой лейтенанта тогда же переместили во флотилию ОКПС и назначили помощником командира крейсера «Беркут» 2-й Ревельской бригады пограничной стражи. Фактически же Михаил Нарцисович будто бы служил в 1909-1911 гг. командиром крейсера «Абрек» 4-й Рижской бригады пограничной стражи!

    В обеих версиях не позднее 1911 г. М.Н.Буковского перевели в 25-ю Черноморскую бригаду пограничной стражи и назначили командиром крейсера «Ястреб» этой бригады, присвоив очередной чин старшего лейтенанта. Согласно биографической справке, в 1912-1913 гг. Буковский командовал крейсером «Гридень», а в 1914-1917 гг. - снова крейсером «Ястреб» той же бригады. 6.12.1915 г. Михаил Нарцисович был произведен в капитаны 2-го ранга, а 17.04.1917 г. - переведен из ОКПС во флот тем же чином.

    Между тем в ежегодных справочниках «Кавказский календарь» на 1915-1916 гг. командиром крейсера «Ястреб» назван не М.Н.Буковский, а его тезка - капитан 2-го ранга М.Н.Кедров. Этот факт подтверждается и в лаконичной биографической справке о последнем, которую удалось найти в Сети:

    Кедров Михаил Николаевич (6.11.1867 - ? ). Образование: Морское училище.
    Чины: мичман (22.09.1887 г.); лейтенант (6.12.1889 г.). Надворный советник, переименован (23.10.1906 г.); коллежский советник (23.10.1910 г.). Старший лейтенант, переименован (24.01.1914 г.); капитан 2-го ранга (1914 г.); капитан 1-го ранга (1915 г.).

    В ОКПС с 24.01.1914 г. Командир крейсера «Ястреб» 25-й пограничной Черноморской бригады (г. Батум) (5.02.1914 – 1916 гг.).
    Награды – ордена: Св. Станислава 3-й ст., Св. Анны 3-й ст., Св. Станислава 2-й ст. (6.12.1914 г.), Св. Владимира 4-й ст. с бантом – за совершение 20 шестимесячных морских кампаний (1916 г.); персидский Льва и Солнца 2-й ст.

    Есть определенные основания полагать, что этот разнобой во многом связан с тем, что ОКПС имел на Черном море два крейсера с одинаковым названием «Ястреб», один из которых – паровой, а другой – моторный (то есть с дизельной энергетической установкой). Эти корабли сильно различались и по возрасту, и по размерам, и по долгожительству, но их до сих пор не перестают путать.
    Сетевой автор под ником Владмал, которого мы многократно цитировали выше, уточнил: на 1.01.1914 г. в Батуме базировался
    паровой крейсер «Ястреб». Но так ли это?

    К разговору о двух «Ястребах» и о последующей судьбе М.Н.Буковского и М.Н.Кедрова мы вернемся, если ничего не случится, через 2-3 дня.
  13. ADS

    ADS

    Да,больше 22 узла не требовалось.Но если он собрался ловить нарушителей,то 10 узлами не обойдешься.Или сможет ловить только парусники в штиль.
    Насчет дизелей-это не по тому времени.
    Надежные реверсивные двигатели Дизеля в 1907-1908 годах- это мощность 120 сил.
    Вскоре появились 250 сильные для амурских мониторов.
    1320 сильные для "Барсов" работали ненадежно.
    были еще дизели для ряда судов торгового флота, но они могли не влезть в габарит корпуса "Гридня".

    На тот же период был горький опыт использования нефтяного отопления на миноносцах и части броненосцев.
    Да и принять на борт запас мазута для котлов в то время было возможно далеко не везде.Просто не было инфраструктуры для "заправки".
  14. Я не стану спорить с уважаемым ADSпо поводу его замечаний. Хочу только обратить внимание на факты, упомянутые ниже: первый из двух «Ястребов» - паровой, построенный специально для пограничников, - имел скорость как раз в те 9-10 узлов, которые мой оппонент считает недостаточными для ловли нарушителей. А на втором «Ястребе», тоже специальной постройки, стояли два дизеля отечественного производства мощностью по 750 л. с. каждый. И судя по всему, работали надежно, раз их демонстрировали лично Государю.

    Итак, первые пограничные крейсера Черного моря – «Ястреб» и однотипный «Ворон» - были паровыми. Их построили в Одессе, на верфи общества «Беллино-Фендерих»; корабли вошли в строй в апреле-мае 1900 г. «Ястреб» торжественно освятили 25 апреля в Андросовской гавани, в присутствии всех офицеров Одесской бригады пограничной стражи, для которой он предназначался. Сразу после церемонии крейсер вышел в пробное плавание в открытое море и показал заказчикам свои возможности.
    Впрочем, они не впечатляли: по нынешним меркам «Ястреб» был скорее катером, чем крейсером: водоизмещение 60 т, главные размерения 21 х 6,3 х 1,3 м, мощность паровой машины 150 л. с., максимальная скорость 9/10 узлов, дальность плаванья 600 миль. Выделялось на этом скромном фоне только вооружение – 76-мм пушка.
    Капитаном «Ястреба» назначили гражданского моряка Сурикова, а «заведующим оружием и судовой командой» -ротмистра Одесской бригады пограничной бригады И.К.Старка. Крейсер находился в подчинении командира Одесской бригады пограничной стражи и базировался на Карантинную гавань в черте Одесского порта.


    В июне 1900 г. «Ястреб» и введенный к тому времени в строй «Ворон» посетил с инспекцией командир Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) генерал А.Д.Свиньин (см. пост №10). В Сети приводят сообщение об этом событии из газеты «Южное обозрение» за 26 июня 1900 г.:
    «Командир корпуса посетил крейсера 5-го округа, «Ястреб» и «Ворон». На «Ястребе» генерал прошел к Нефтяной гавани, а оттуда, пересев на крейсер «Ворон», возвратился в гавань. Командир корпуса остался доволен новыми черноморскими пограничными кораблями и их командами».
    Зонами патрулирования для «Ястреба» стали подходы к Одессе и устье Дуная, а для «Ворона», местом базирования которого была выбрана Керчь – берега Крыма, Керченского пролива, Азовского моря и Северного побережья Кавказа. Стало быть, Новороссийск прикрывал с моря именно «Ворон», хотя этот крейсер состоял не в Черноморской бригаде ОКПС.


    ворон.jpg

    Из другого сообщения одесских газет следует, что в середине декабря того же 1900 г. начальник 5-го Округа пограничной стражи генерал-лейтенант Н.А.Акимов, командир Одесской бригады генерал А.Г.Зякин и другие чины корпуса на «Ястребе» встречали прибывшего в Одессу на пароходе РОПИТ начальника штаба ОКПС генерала В.В.Сахарова и поднесли своему начальнику хлеб и соль. Видимо, они не подозревали, что крейсер ожидает неприятная новость: «Ястреб» приказано передать из благословенной Южной Пальмиры в Измаильскую бригаду пограничной стражи на Дунае – то есть, ему предстояло стать из морского речным. Здесь, в комарино-камышовом захолустье, паровой "Ястреб" и продолжал службу до самой Первой мировой войны, когда был включен в состав военно-морских сил Черного моря в качестве посыльного судна.

    Туда же, тогда же и том же качестве был включен и второй «Ястреб» - моторный. Считается, что этот пограничный крейсер был построен в Николаеве в 1911 г., но ОКПС он был передан только в декабре 1912 г. Номинальные ТТД «Ястреба II»: водоизмещение 370 т; главные размерения 47,0 х 6,7 х 2,7 м; общая мощность двух дизелей 1500 л. с.; максимальная скорость 15 узлов; запас жидкого топлива 65 т; дальность 3620 миль. Вооружение: четыре 57-мм и два 37-мм орудия Гочкиса. На нем были установлены два шестицилиндровых дизель-мотора производства петербургского завода «Л.Нобель»; проект установки выполнил младший судостроитель Николаевского военного порта капитан В.Е.Карпов.


    Пожалуй, наиболее подробно описание корабля дает в Сети уже хорошо известный нам Владмал:
    «Ястреб» разделялся шестью главными водонепроницаемыми переборками на 7 отделений. Между второй и третьей переборками в носовой части находилось командное помещение на 32 человека, с металлическим трапом на верхнюю палубу. За командным помещением были расположены две каюты - одна на двух, а другая на четверых человек. При них имелась прихожая и отдельный трап на палубу. Под этими помещениями располагались три отсека, отделявшиеся друг от друга водонепроницаемыми переборками. Носовой отсек предназначался для двух цистерн пресной воды, на 100 ведер каждая, средний для бомбового погреба и кормовой — для хранения нефти. Этот последний отделялся от бомбового погреба коффердамом и был разделен по диаметральной плоскости переборкой. Между пятой и шестой переборками располагались пять офицерских кают, каюткомпания, буфет, ванная с умывальником и ватерклозет. Там же находился коридор с трапом на палубу. Под офицерскими помещениями находились: офицерская кладовая, бомбовый погреб и запасная балластная цистерна. Три нижних отсека отделялись друг от друга водонепроницаемыми переборками. Над кают-компанией располагался светлый металлический люк.


    Носовая часть судна на высоте фальшборта была покрыта карапасной (броневой.- Str.) палубой, за которой следовала остальная носовая надстройка, где помещались командный и унтер-офицерский ватер-клозеты, мастерская, малярная и канцелярия. Над этой надстройкой находилась стальная ходовая рубка.
    За носовой надстройкой следовала средняя надстройка, в которой помещались камбуз, станция запасной динамо-машины, умывальная для команды с двумя душами и умывальниками на пять пестиков и фонарная.
    В корме находилась командирская рубка, металлическая с деревянной внутренней обшивкой, устроенной по вагонной системе. В рубке имелись: прихожая, кабинет, спальня и уборная-ватерклозет. Из рубки имелся выход к трапу, ведущему в нижние офицерские помещения.

    На самой корме помещался привод для непосредственного действия на руль, а перед ним кормовой ручной шпиль.
    Рулевое устройство было обыкновенного типа. При этом, кроме электрического управления рулем, имелось приспособление для немедленного перехода к ручному управлению на случай выхода из строя электрической установки.

    Два 37-мм орудия размещались по бокам ходового мостика, а остальные четыре 57-мм орудия - по бортам крейсера.

    Водонепроницаемые отделения судна были снабжены водоструйными эжекторами системы Ильина. Каждое отделение выкачивалось отдельно. Мощность каждого эжектора не менее 80 тонн в час.
    В патронных погребах были установлены краны для пуска воды в трюм.
    Пожарная система питалась водой из эжекторной магистрали, также для тушения пожара предназначалась помпа Стона, установленная на верхней палубе.
    Для снабжения пресной водой в машинном отделении была установлена система Круга с холодильником и насосом производительностью 1,5 т пресной питьевой воды в сутки.
    Для отопления судна применялся пар от паровых котлов, установленных в машинном отделении.

    В машинном отделении были установлены две главные машины, действующие отдельно каждая на свой гребной винт, с числом оборотов 300 в минуту.
    Жидкое топливо, идущее на работу главных и вспомогательных двигателей, проходило через специально установленные фильтры, которые имелись в двойном количестве, чтобы при чистке одних могли работать другие. Топливо качалось специальным центробежным насосом».

    ястреб второй.jpg

    Но со всем своим великолепием (одних ватерклозетов было с полдюжины!) второй «Ястреб» фактически не успел послужить на Черном море по прямому, пограничному назначению, а главным образом демонстрировал начальству свои дизеля мощностью по 750 л. с.

    Так, 17.09.1913 г. в Севастополе крейсер посетил Председатель Совета министров и министр финансов статс-секретарь В.Н.Коковцев, а через два дня — прибывший из Ливадии Николай II. Журнал «Теплоход» писал: «19 сентября 1913 г. Государь Император осчастливил своим осмотром крейсер пограничной стражи «Ястреб», причем Его Императорское величество, подробно ознакомившись с установленными на крейсере двигателями Дизеля, изволил обратить особенное внимание на быстроту пуска в ход двигателей, а также на быстроту перемены хода с переднего на задний».

    При всем многословии сетевые тексты оставляют без ответа простой вопрос: как в 1912-1918 гг. сначала во флотилии ОКПС (правда, в разных его бригадах), а затем по мобилизации - и в морских силах Черного моря, могли служить два очень разных крейсера/посыльных судна с одним именем "Ястреб"?


    Последнее редактирование: 30 сен 2017
  15. ADS

    ADS

    Насчет карапасной палубы,которая же и броневая.
    Тогда карапасной(в переводе черепахоподобной) палубой называли еще и такое устройство носовой оконечности.
    Широко использовалось на миноносцах того времени,особенно малых.
    Вот нечто подобное.
    http://ru.wikipedia.org/wiki/Миноносцы_типа_«Пернов»#/media/File:PernovClass.jpg
    Карапасные бронепалубы на некрупных кораблях обычно прикрывали машины и котлы,но не носовую часть.
    Скорее всего броня-это лишнее,по аналогии.
    Паровой "Ястреб"-это действительно,скорее катер или пароход типа буксирного.Большой скорости от него ждать не стоило.
    8-10 узлов скорость привычная для портовых и немореходных судов. Для погони она недостаточна,разве что за парусной шхуной контрабандистов.
  16. ADS

    ADS

    Из справочника "Белый флот Гражданской войны" Р.Лапшина и А.Коробейникова.
    "Бывший стальной одновинтовой однопалубный одномачтовый паровой крейсер «ВОРОН». Построен по заказу Мин.фин. для Отдельного Корпуса погран.стражи. Цена 35.000 руб. 25.06.1900 г. в Нефтяной гавани Одессы посетил ком. ОКПС ген. от артиллерии, генерал-адъютант Свиньин. Затем включен в Особый пограничный Керченский отдел 5 Округа ОКПС и, уйдя в Керчь, вел борьбу с контрабандой у берегов Крыма, в Керченском пр. и у Таманского побережья. К нач. 1 МВ состояние ПК катастрофическое и в ЧФ не призван. 07.1915 г. осмотр комиссией, подтвердившей этот вывод. Затем списан, и в конце 04.1916 г., после разоружения, продан с торгов в Керчи местным купцам - братьям Обершмуклер. Приказом по войскам ОКПС № 27 от 07.05.1916 г. исключен из списков флотилии Корпуса как проданный по постановлению Правительствующего Сената. Затем прошел ремонт и был в работе. С нач. 01.1918 г. контроль Сов.власти. Вероятно, 28.04. взят в Керчи герм. войсками. 02.08. немцы отказались сдать Украине. В конце 08.1918 г. по письму герм. контр-адм. Гопмана (ком. герм. ВМС на Черном море) передан Украине. С конца 11.1918 г. контроль белых. К сер.12.1918 г. был в Новороссийске и 17.12.1918 г. спущен после ремонта со стенки на воду плав.краном порта. К сер. 05.1919 г. в составе МСЮР в Керчи. 24.05. под прикрытием кр. «КАГУЛ» высадил небольшой десант кап. 2 ранга Д.Кочетова на пристрелочную станцию в Двуякорной бух. Разогнали местный красн. отряд и утопили 2 катера станции, а затем ушли в Керчь. На 29.05. как катер в подчинении Керченского Воен.Порта - должны зачислить в 4 ранг в разряд больших мореходных катеров. 01.06. включен в Отряд судов обороны Азовского моря для действий на Сиваше. К 22.06. также в Отряде - маломореходен, для прибрежной службы годен. К 25.06. сдан в 5 дивизион (временный) Реч. сил Юга России - был план везти на Волгу. Не увезли, и к 12.1919 г. в Новороссийске. 27.03.1920 г. брошен неисправным при уходе белых и взят частями РККА. Затем шел ремонт на


    з-де «Судосталь». После него, с 06.08. 1920 г. в ОВР Новороссийской базы МСЧМ. С 12.1920 г. плав.средство СНиС МСЧМ. К 05.1921 г. был в Крыму. К сер.07.1921 г. сдан как букс.п / х. Черно.Аз.мор.трану НКПС. С 01.1922 г. стоял на ремонте в Феодосии. С 17.03. в подчинении Черноморо-Азовского округа мор.сообщений НКПС. С 13.06. в ЧерномороАзовском гос.мор.пароходстве Центрального правления Гос.торг.флота – оценка при передаче 26.682 руб. 17.06.1922 г. в ходе ремонта получил новые части для динамо-машины. На 1923 г. стоимость – 10.940 руб. В том году не работал и к 04.1923 г. как крейсер сдан МСЧМ исправным в Феодосии. 18.07.1924 г. передан как букс. п / х. АО «Сов. торг.флот» - ЧАГК. На 1926 г. приписка Одесса. № 42. С 13.01.1927 г. у АО «Сов.торг.флот»ЧГК. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 26.01.1930 г., в составе СТФ сдан Всесоюзному Обществу Мор.Трана НКПС по балансу на 01.01. (опубликовано 01.03. 1930 г.), войдя в Черноморское управление Всесоюзного объединения мор. транспорта. С 30.01.1931 г. подчинен Нар.ком.вод., войдя в состав Черноморского управления «Сов.торг. флот». По приказу Нар.ком.вод. от 31.12. 1932 г. с нач. 1933 г. вошел в Черноморское управление ВО «Мор.флот». Возможно, в сер. 30-х гг. сдан на слом и разобран на металл. Данных уже нет. "(с0
  17. К сообщенному уважаемым ADS о судьбе крейсера «Ворон» добавлю от себя, что на форумах и в статьях о морских пограничниках это плавсредство считается затонувшим 25 января 1921 г. при шторме в районе Анапы.

    Относительно дальнейшей судьбы других упомянутых выше кораблей, я ограничусь тем, что приведу выдержки из интересной статьи И.Малахова о моторном крейсере «Ястреб», выложенной на сайте газеты «Приазовские степи» 20.12.2012 г. (см. priazovka.ru›Страницы истории›kreiser-pogranichnyi):

    «От жительницы Херсона Ольги Бескоровайной мне досталась копия небольших воспоминаний ее отца Давида Шикалова, рассказывающего о революционных событиях, в которых принимал активное участие его отец – Лазарь Федорович Шикалов, штурман крейсера пограничной стражи «Ястреб». «В первые дни Октябрьской революции командир крейсера капитан 2-го ранга Кедров был убит матросами за его жестокое обращение с ними. Из офицеров на крейсере остался лишь мой отец, причем ему было предоставлено право иметь при себе оружие (наган, кортик и палаш), так как еще накануне революции отец был членом партии большевиков, имел партийный билет».


    С подходом немцев команда перевела «Ястреб» (откуда? – Str.) в Ейск, где крейсер вошел в состав красной Азовской военной флотилии. <…> «Ястреб» неудачно пытался высадить десант в Бердянске против белого отряда Дроздовского. Затем сопровождал трагическую высадку красных войск под Таганрогом – на территорию, занятую немцами. В ответ на эту операцию у Ейска появились турецкие крейсер «Гамидие» и миноносец (на самом деле – тоже крейсер.- Str.) «Меджидие», обстрелявшие город из своих орудий. «Ястреб» с несколькими кораблями Азовской флотилии вышли в море, отогнали их (! - Str.), и даже захватили бывший русский пароход «Афанасий», на котором вышел на рекогносцировку австрийский контр-адмирал, отвечавший за укрепление береговой охраны Черного и Азовского морей.
    После гибели таганрогского десанта и угрожающей ноты немцев, по специальному указанию Ленина Азовская военная флотилия была уничтожена. Матросы разбрелись в разные стороны. Отец и сын Шикаловы добрались до Новороссийска, скрывались от белых. Затем вынуждены были поступить матросами на различные торговые пароходы. На которых и оказались за границей. <…> Бывший штурман «
    Ястреба» поручик Лазарь Шикалов (большевик! – Str.) похоронен во Франции.

    Занявшие Ейск белые нашли в его порту крейсер «Ястреб» в самом жалком виде – разоруженным и полузатопленным. Добровольческая армия передала ейский порт со всем, что в нем находится, кубанскому краевому правительству.
    Крейсер «
    Ястреб» был переименован в «Войсковой атаман». Начальник войсковой флотилии капитан первого ранга Лисицын определил сумму, необходимую для его ремонта: триста тысяч рублей. Начальнику ейского порта было предписано начать реставрацию корабля. А в сентябре 1919 г. на заседании кубанского правительства управляющий военным ведомством генерал-майор Звягинцев докладывал о состоянии «Войскового атамана»: «Корпус этого крейсера находится на воде, в порту, с ободранной внутренней обшивкой, снятыми переборками, уничтоженными жилыми помещениями и без двигателей, часть коих валялась в общей массе под открытым небом и в местных сараях». Звягинцев считал, что ремонт корабля обойдётся не в триста, а в семьсот тысяч рублей. И затянется он на семь-восемь месяцев.
    При этом генерал-майор Звягинцев находил, что «крейсер «Войсковой атаман» для Кубанского края малоприменим, так как боевые качества его низки, грузовых трюмов не имеет, для больших плаваний не приспособлен и как глубокосидящий для охраны берегов Кубанского края в Азовском море не пригоден». По мнению докладчика, Кубанскому краю нужны были корабли совсем другого типа. Во-первых, вооруженные транспорты, которые можно было бы использовать и в боевых целях, и для перевозок грузов. Во-вторых, мореходные катера для охраны побережья.

    Для проверки справедливости заключений Звягинцева кубанское правительство создало специальную комиссию. Из-за большой стоимости ремонтных работ было решено ограничиться консервацией механизмов и корпуса крейсера – до лучших времен. Они так и не наступили. Когда в феврале 1920 г. белые покидали Ейск, они вывели бывший «Ястреб» с мелководья и затопили его. Дальнейшая судьба судна мне неизвестна. Может быть, его останки порезали на металлолом. Или части знаменитого крейсера пограничной стражи до сих пор лежат где-нибудь на дне».


    О паровом крейсере «Ястреб» в Сети пишут, что этот корабль принимал участие в Гражданской войне в составе морских сил Белого флота (бои в районе Одессы в сентябре 1920 года). После Гражданской войны в июне 1922 г. как сторожевой корабль был передан в состав морской пограничной охраны ОГПУ, в октябре 1925 г. - возвращен Морским силам Черного моря как посыльное судно. Затем бывший «Ястреб» прошел капитальный ремонт, в 1927-1931 гг. состоял в вооруженном резерве, после чего стал тральщиком. Наконец, в 1940 г. он был передан в главный порт Черноморского флота и переоборудован в пожарный пароход; во время началом Великой Отечественной войны обеспечивал боевые действия Черноморского флота и летом 1942 г. затонул в Севастопольской бухте под ударами авиации противника.

    Два слова о командире одного из «Ястребов» Михаиле Нарцисовиче Буковском. В биографической справке об этом офицере (начало ее см. пост №32) сказано, что он служил в ВСЮР с 1918 г. на Черном море. Состоял комендантом транспорта «Виолетта» (21.10.1919 г.). Зачислен в резерв чинов флота (28.12.1919 г.). Зачислен в резерв чинов флота по пункту «А» с линейного корабля «Генерал Алексеев» (7.01.1920 г.). Эвакуирован в Турцию или Францию. Служил у французов (в Тулоне или в Марселе) (1920 г.).
    Воодушевленный успехами Белой армии, Михаил Нарцисович возвратился в Русскую Армию, в Севастополь (после 17.07.1920 г.). Последний раз о нем упоминается в приказе Командующего флотом Черного моря (16.06.1920 г.). В том же году капитан 2-го ранга М.Н.Буковский умер в Крыму; какой смертью – не уточняется. Скорее всего - насильственной, как и М.Н.Кедров, но с отсрочкой на три года...
  18. После «крейсерства» по Черному морю с кораблями флотилии Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) вернемся в Новороссийск, где мы не бывали с лета. И вспомним имена тех, кто командовал 1-м (Новороссийским) отделом 25-й Черноморской бригады пограничной стражи. Благо, биографические справки о них можно найти в Сети.

    Начнем с почтенного подполковника Г.Л.Боженко, в молодости лихим кавалеристом успевшего повоевать с турками: его драгунский полк переходил Балканы, брал Плевну и вышел к Эгейскому морю. Жаль, не сумел там закрепиться…


    Боженко Геннадий Львович (11.10.1849 г. – вторая половина 1900-х гг.)
    Православный. Из потомственных почетных граждан.
    Окончил Тверское кавалерийское юнкерское училище по 2-у разряду. Вступил в службу 31.08.1871 г., корнет (10.04.1876 г.), поручик (5.05.1877 г.). Служил в 9-м драгунском Казанском полку. Участвовал в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг.
    В пограничной страже с 13.06.1879 г. Штабс-ротмистр (30.08.1881), ротмистр (30.08.1885). Отрядный офицер Крымской бригады Пограничной стражи (до 1890 г. - после 1893 г.). Командир 2-го отдела Закаспийской бригады Закаспийского пограничного надзора (11.01.1897 г. - после 1.05.1902 г.), подполковник (13.04.1897).

    Командир 1-го отдела Черноморской бригады ОКПС (13.02.1904 г. - после 1906 г.).
    Награды: ордена Св. Станислава 3-й степени (1880), Св. Анны 3-й степени (1891), , Св. Станислава 2-й степени (1903).

    Похоже, что Геннадий Львович и завершил свой жизненный путь в Новороссийске. Возможно, здесь Г.Л.Боженко и похоронили. Во всяком случае, местные газеты обязаны были отметить кончину личности, заметной по своему служебному положению даже в масштабах губернского центра.

    Покойного выходца из Малороссии (если судить по фамилии) сменил на посту командира 1-го отдела 25-й Черноморской бригады германский аристократ – барон А.И. фон Штемпель, начавший военную службу… оренбургским казаком и офицером в туземном, как тогда говорили, конном полку.
    Фон Штемпель прослужил в Пограничной страже четверть века. Хотя бόльшую часть того срока он провел в Русской Польше, но дважды приезжал служить на Черное море – в первый раз еще в XIXв., но тогда почему-то не прижился.


    Александр Иванович барон фон Штемпель. Родился в Оренбурге 22.11.1861 г., православный, дворянин. Отец: Иоанн Рейнгольд Франк (?).
    Окончил Оренбургскую военную прогимназию и Оренбургское казачье юнкерское училище по 1-у разряду; в службу вступил 31.05.1878 г. Корнет (5.07.1881 г.), сотник (5.07.1886 г.). Офицер Башкирского конного полка (?). Адъютант и делопроизводитель по хозяйственной части Оренбургского казачьего юнкерского училища, состоящий в комплекте полков Оренбургского казачьего войска (до 1889 г.).

    В пограничной страже с 19.05.1889 г. Переименован в поручики (19.05.1889 г). Штабс-ротмистр (1.04.1890 г.).
    Отрядный офицер Горждинской бригады пограничной стражи (с 25.05.1889 г.), затем служил в Новобржеской бригаде пограничной стражи. Ротмистр (17.04.1894 г.).

    Обер-офицер для поручений Черноморской бригады пограничной стражи (г. Батум) (1897 – 1898 гг.).
    Командир Цехановского отряда 1-го отдела Рыпинской бригады пограничной стражи (п. Цеханов) (с 1898 г.). Получив информацию от своего агента, что из Кракова будет доставлена политическая контрабанда (три пуда революционной литературы) на склад между городами Олькуш и Болеслав организовал ее задержание (04.1905). Командир отдела пограничной Ломжинской бригады (с 5.10.1906 г.). Подполковник за отличие (6.05.1906 г.).
    Командир 1-го отдела Черноморской бригады пограничной стражи (г. Новороссийск) - с 17.05.1907 г.
    Помощник командира 10-й Рыпинской бригады ОКПС (г. Рыпин) (с 22.12.1910 г.). Полковник (ст. с 17.12.1910 г.).
    Командир 12-й Калишской бригады ОКПС (г. Калиш) (с 1912 г.). Командир 11-й Александровской бригады ОКПС (г. Влоцлавск) (с 31.05.1912 г.). Уволен от службы по домашним обстоятельствам с последующим зачислением в пешее ополчение по Орловской губернии (17.06.1914 г.).
    Награды – ордена: Св. Станислава 3-й ст. (1892), Св. Анны 3-й ст. (1895), Св. Станислава 2-й ст. (1903), Св. Анны 2-й ст. (1910), Св. Владимира 4-й ст. (1913).
    Был женат. Супруга: Федорова Мария Петровна, рождена 23.03.1863 г. Свадебный день - 23.08.1884 г.

    Вероятно, обрусевший, православный барон тонко предчувствовал, тем не менее, ближайший ход событий лета 1914 г. и очень вовремя, выйдя в отставку, уехал подальше с западной границы – буквально за месяц до начала войны России с Германией и Австро-Венгрией.

    Оставил ли А.И. фон Штемпель какой-то след в писаной истории Новороссийска? Для ответа на этот вопрос опять-таки надо смотреть городскую периодику за 1907-1910 гг. Но сегодня, судя по всему, там этим некому заниматься - новороссийские историки-краеведы, по меткому определению одного из них, дружно вышли на пенсию...
  19. Осенью 1911 г. командиром 1-го отделения 25-й Черноморской бригады Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) был назначен подполковник Ф.Ф.Тютчев.

    Федор Федорович Тютчев родился в 1860 г. в швейцарской Женеве как незаконнорожденный сын старшего цензора Министерства иностранных дел Российской империи, действительного статского советника Ф.И.Тютчева (род. в 1803 г.) и Е.А.Денисьевой (род. в 1826 г.), вследствие чего был приписан не дворянству, а к мещанскому сословию г. С.-Петербурга, где проживали родители.
    Впрочем, в 1864 г. умерла мать Федора, а вслед за ней старшая сестра и младший брат мальчика. Федор Тютчев-отец, известный поэт патриотического направления, разменяв седьмой десяток, сдал сына на руки сестер покойной гражданской жены и лишь изредка вспоминал о нем до своей смерти в 1873 г.

    В основном спорадические руководящие указания отца сводились к тому, где сын должен учиться. Последний получал образование и в Москве («Катковский» лицей Цесаревича Николая), и в частных пансионах за границей (Лейпциг, Прага). Патриотический подъем, вызванный длительной подготовкой, а затем ходом Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., подтолкнул юношу к военной службе. В результате, Ф.Ф.Тютчев 14.06.1879 г. поступил вольноопределяющимся в 1-й лейб-драгунский Московский полк. 1 сентября того же года он был зачислен юнкером в Тверское кавалерийское юнкерское училище, из которого выпущен по 2-му разряду 11.11.1881 г. подпрапорщиком с увольнением в запас армейской кавалерии.


    По словам биографов, в дальнейшем Ф.Ф.Тютчев долго служил… в печатных изданиях С.-Петербурга, что, однако, шло ему в зачет и по военному ведомству: в 1888 г. он был произведен в подпоручики 8-го резервного пехотного батальона с оставлением в запасе армейской пехоты. Наконец, 07.09.1888 г. Федор Федорович определился в Пограничную стражу с переименованием в корнеты; считается, что основной причиной этого были финансовые затруднения.

    Сначала Ф.Ф.Тютчев состоял младшим офицером Ченстоховской пограничной бригады в Русской Польше (1888-1894 гг.), был произведен в поручики (28.03.1893 г.). В январе 1894 г. его перевели на Кавказ - в Эриванскую бригаду ОКПС, где Федор Федорович командовал Зорским, Джульфинским, Азинским и др. погранотрядами, получил чин штабс-ротмистра (с 13.04.1897 г.); в 1898 г. был награжден орденом Св. Станислава 3-й ст.

    В 1899 г. командование решило перевести Ф.Ф.Тютчева с повышением обратно в Польшу, в Томашевскую бригаду пограничной стражи. Однако к месту службы он так и не прибыл, сумев по дороге добиться перевода в С.Петербург - в штаб ОКПС. Здесь Ф.Ф.Тютчев состоял помощником старшего адъютанта штаба, был произведен в ротмистры (с 01.04.1901 г.), награжден орденом Св. Анны 3-й ст. (1902 г.).

    С началом Русско-японской войны 1904-1905 гг. Федор Федорович был по прошению переведен в 1-й Аргунский полк Забайкальского казачьего войска, с переименованием в есаулы, и уже в апреле 1904 г. оказался на сопках Манчжурии. Здесь, командуя казачьей сотней, Ф.Ф.Тютчев не раз отличался в разведывательных поисках и рейдах конных отрядов генералов П.К.Ренненкампфа и П.И.Мищенко, участвовал в боях у Тюренчена, на р. Шахе и под Мукденом. Однако, поскольку русские войска почти все время пятились на север, главной заслугой Тютчева была неоднократная организация эвакуация раненых под огнем противника при очередном отступлении.

    Тем не менее импозантная фигура лихого казака в пенсне и огромной черной папахе была замечена командованием (и русскими СМИ); Ф.Ф.Тютчева перевели в щтаб Главнокомандующего (А.Н.Куропаткина, затем Н.П.Линевича), присвоили чин войскового старшины (28.10.1904 г.), наградили целым созвездием орденов: Св. Анны 4-й степени (6 августа 1904 г.), Св. Станислава 2-й степени с мечами (15 октября 1904 г.), Святой Анны 2-й ст. с мечами (30 ноября 1904 г.), Св. Владимира 4-й степени с мечами (3 марта 1905 г.).
    735px-Тютчев_Федор_Федорович.jpg

    Вернувшись в 1906 г. в ОКПС (с переименованием в подполковники), Ф.Ф.Тютчев получил назначение в Бессарабию - командиром погранотряда 21-й Скулянской пограничной бригады. Но уже через несколько месяцев (11.10.1906 г.) он отправился в Литву - в 6-ю Таурогенскую бригаду ОКПС – командиром отдела, а затем начальником отделения штаба бригады: Федору Федоровичу поручили руководство составлением истории последней. Впрочем, за почти пять лет службы Ф.Ф.Тютчева в Таурогене, еврейском местечке на германской границе, этот исторический труд так, по-видимому, не увидел света; его автор явно отвлекся на что-то другое…

    19.09.1911 г. Ф.Ф.Тютчев по прошению перевелся в 25-ю Черноморскую бригаду ОКПС, где и служил командиром 1-го отдела (см. иллюстрацию ниже) до начала Первой мировой войны. Важно подчеркнуть, что это был именно Новороссийский отдел, а не мифический «Батумский округ», указанный местом службы Тютчева даже в Википедии!

    КК на 1913.jpg
    Надо сказать, что по каким-то причинам трехлетний новороссийский период жизни Федора Федоровича и сегодня остается фактически белым пятном в его очень объемистых биографиях. При том, что последние подвиги пограничника Ф.Ф.Тютчева на австрийском фронте мировой войны описаны там даже слишком подробно.

    Последнее редактирование: 15 окт 2017 в 07:16

Поделиться этой страницей