1. Форум возобновил свою работу. Желаем приятного общения всем пользователям и гостям форума!

Новороссйиский городской архив

Тема в разделе "История Новороссийска", создана пользователем Старый судоремонтник, 11 окт 2012.

  1. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    15 сентября 2012 года произошло важное событие в истории нашего города. В этот день прошло торжественное открытие Новороссийского архива, переехавшего в новое здание. На него приехали начальник Архивного управления Краснодарского края В.В. Горковенко, директора краевых, городских и муниципальных архивов края, глава администрации Новороссийска В.И. Синяговский, председатель Городской умы Шаталов и другие руководители города. IMG_5893.jpg
  2. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    IMG_5901.jpg
    Выступает В.В. Горковенко, начальник Архивной службы Краснодарского края
  3. А где сейчас архив?
  4. Maxim

    Maxim Club line Команда форума

    А я живу напротив этого этого архива! :)
  5. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

  6. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

  7. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

  8. А можно сообщить его официальный адрес, чтобы можно было приехать?
  9. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Интернет не врёт. А дрес архива ул. Первомайская д. 7А, но с трассы архив не видно, он во дворах.
  10. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

  11. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Хранители нашей истории, сотрудники архива
    IMG_5940.jpg
    На фоне портрета Г.И. Фреймана
  12. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Руководители архива:
    IMG_5973.jpg
    Леонид Васильевич Залетилов, отдавший архиву 24 года, и Наталья Анатольевна Мартовецких, на долю которой достался реомнт здания и переезд архива.
  13. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Неоднократные намёки, что. мол мы работаем в архиве, заставляют меня вернуться к теме городского архива.
    Итак, давайте зайдём в него:
    IMG_5872.jpg
    Встречает Вас список всех директоров архива, начиная с 1922 года.
  14. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Открывает этот список Лукиан Мартынович Мельников, личность весьма известная в дореволюционном Новороссийске.
    На ней следует остановиться подробнее.
    Лукиан Мартынович Мельников, хотя и происходил из происходил из мещан Подольской губернии и учился в Немировской гимназии, но был весьма знаменитым кубанским диссидентом. Работал в Екатеринодаре, за свои взгляды вынужден был выехать в Ейск. Но и там ему не дали работать. Поэтмоу он покунул Кубань и поселился в Новороссийске. Был городским секретарём, избирался гласным Думы, в 1912 – 1916 годах заведовал городской библиотекой, совершено бесплатно, как общественная нагрузка гласного Думы. В годы Гражданской войны работал, по заданию А.И, Деникина, над законами Белой России.
    После установления в городе советской власти, Лукiан Мартынович Мельников уже в апреле 1920 года возглавил Библиотечный сектор ОТНАРОБа – Отдела Народного образования Ревкома, стал секретарем Отнароба и заведующим городской библиотекой.
    В 1921 году ему он возглавил «сконструированный», по терминологии того времени, Архив.
    Отметим, что в архив просился на работу и присяжный поверенный Лир, который в 1919 году был городским головой. Это легко проверяется по архивным документам сравнением подписи под заявлением о приёме на работу и подписям документов 1919 года. Но на работу его не взяли, так по штату архиву полагалось всего две должности, и, к моменту подачи заявления, были заняты.
    Дата смерти Л.М. Мельникова не известна, но известно, что Горисполком в 1923 году принял решение о выдаче пенсии его вдове.
    Вдова его, в девичестве Маланья Васильевна Скидан, дочь дьякона Ейского Михайло-Архангельского соборного храма. Её брат Владимир Васильевич Скидан то же был членом ОЛИКО, активным общественным деятелем на Кубани, умеренным революционером. В годы Гражданкой войны он избирался членом Кубанского краевого правительства.
    Учитывая, что в 1922 году ВЧК было переименовано в ГПУ, то надо заметить, что приведённые примеры показывают, что ЧерЧК, работавшая в Новороссийске, ни какой кровожадностью не отличалось, так как не тронула таких людей, как Л.М. Мельников и Лир.
    Segen нравится это.
  15. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    О Григории Иосифовиче Фреймане рассказала Л.А. Безверхая. Её статья была опубликована в одном из сборников "Архивиста Кубани", но у меня этого сборника нет. Биографии остальных руководителей архива ни кто не поднимал.
    Интересный факт.В 60-70-е годы в Архиве работала сотрудником Касперская, мама знаменитого Касперского, которого больше знают по "Антивирусу Касперского". В архиве есть документы документы, составленные Касперской и заверенные её подписью.
  16. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Я помогал Людмиле Андреевне редактировать текст этой публикации. Статья о Г.И. Фреймане была опубликована в журнале "Аргонавт" и в газете "Новороссийские вести" (в сокращении). Дома она у меня есть. Найду - помещу здесь.
  17. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Фрейман 1974.jpg Г.И. Фрейман в рабочем кабинете. 1974 год.

    Фрейман Старикова Шиян.jpg Г.И. Фрейман., Б.Д. Старикова, И.С. Шиян
  18. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Л.А. Безверхая

    НОВОРОССИЙСКИЙ АРХИВИСТ Г.И. ФРЕЙМАН
    У каждого человека в жизни бывают встречи, которые в той или иной степени оказываются поворотными в его судьбе. Такой для меня стала встреча с Григорием Иосифовичем Фрейманом – человеком, рядом с которым все обретало глубокий смысл.
    Г.И. Фрейман возглавлял Новороссийский городской архив более двадцати лет, с 1961 по 1982 гг., и успел сделать полезного и важного для развития архивного дела в нашем городе.
    С Григорием Иосифовичем мне довелось поработать всего шесть лет: четыре года под его непосредственным руководством, и два года как с коллегой – на равных, когда он по состоянию здоровья оставил пост директора.
    Шесть лет – это совсем немного, учитывая ритм нашей жизни. Но для меня эти годы стали судьбоносными…
    Впервые я перешагнула через порог архива летом 1982 года. Тот памятный августовский день выдался особенно жарким. В архиве же, напротив, было прохладно, тихо и удивительно спокойно.
    Приняли меня приветливо, доброжелательно. И мне как-то сразу все пришлось по душе. Поинтересовалась, нет ли свободной вакансии, и сотрудницы (это были Людмила Ивановна Фадеева и Антонина Ивановна Савчук), посоветовали обратиться к директору, кабинет которого был напротив.
    Григорий Иосифович что-то писал... Отодвинув бумаги, внимательно выслушал меня, снял очки и быстро-быстро ладонями рук потер лицо ( потом я уже знала, что это была одна из его привычек). Он предложил присесть и стал внимательно… не то, чтобы рассматривать, а скорее вглядываться в меня, не спеша, обстоятельно расспрашивать: кто я, что я...
    У меня было чувство, будто все это в моей жизни уже было: и этот человек, с запоминающимися крупными чертами лица, и архив... Отвечая на его вопросы, даже не заметила, как исчезла официальность в разговоре...
    Узнав, что я родилась на севере, Григорий Иосифович, едва слышно произнес: «Северная Пальмира». Это тоже была одна из его привычек: вслух отпускать каламбур, оставаясь при этом совершенно серьезным. Потом меня это всегда смешило, и я не могла удержаться от того, чтобы не засмеяться в ответ. Но Григорий Иосифович к подобным вещам относился с пониманием.
    Вообще, это замечательно, когда твой начальник – строгий, серьезный, умный человек – может «поюморить», подметить смешное в обыденном, особенно, наши «ляпы» в речи, и затем, вроде ненароком, при случае, процитировать их. Конечно, мы сразу узнавали себя, но не обижались и дружно смеялись над собой. Так ненавязчиво Григорий Иосифович приучал нас к речевой культуре.
    Однако, несмотря на доверительный тон нашей первой беседы, на работу Григорий Иосифович меня принял не сразу. Лишь через месяц, после долгих раздумий он предложил мне место старшего редактора.
    Эту должность Г.И. Фрейман «выбил» в крае, намереваясь организовать совершенно новое дело – прием фотодокументов от предприятий, учреждений города и их учет в архиве.
    Надо сказать, Григорий Иосифович был страстным любителем фотодела. Фотографировать он начал еще в студенческие годы. Однажды мама прислала ему 22 рубля, по тем временам – целое состояние. На них студенту перед войной можно было прожить месяца два, а то и три. Вот на эти деньги Григорий и купил себе камеру «Фотокор», став, видимо, самым счастливым человеком на свете…
    Родился Григорий Иосифович в украинском селе Великая Лепетиха, что под Херсоном, в многодетной семье сельского кузнеца. Через всю жизнь он пронес свою любовь к родной Украине. Обожал украинские песни, на память читал «Кобзаря» на украинской мове. Да и в душе своей всегда оставался человеком из украинской глубинки, о чем мне всякий раз напоминал его незабываемый говорок.
    В Новороссийск Гриша Фрейман впервые приехал в шестнадцатилетнем возрасте. Здесь, на цемзаводе «Октябрь», работал мастером его брат Зиновий.
    Имея за плечами семилетку, Григорий поступил учиться на токаря в ФЗУ при цемзаводе «Пролетарий». Но в 1932 г. уехал в Днепропетровск, чтобы продолжить учебу в строительном техникуме.
    Молодежь тех лет бредила великими стройками, и после окончания техникума молодой специалист уехал работать на Днепрострой.
    В начале 1936 г. вновь вернулся в Новороссийск. Здесь его призвали на действительную службу. Служить Григорию довелось в особой Краснознаменной Дальневосточной армии в качестве командира танка Т-26.
    После службы он вернулся на Украину. Ему очень хотелось учиться в Киеве. Григорий Иосифович всегда с благодарностью вспоминал о том, что своим поступлением в Киевскую юридическую школу был обязан матери, которая ради этого продала единственную корову – кормилицу семьи…
    В начале Великой Отечественной войны Григорий Фрейман был мобилизован на фронт. Служить попал в военную прокуратуру. Во время войны и после ее окончания находился в составе наших войск в Болгарии, Румынии, Восточной Германии.
    У Григория Иосифовича было много наград, но об этом мы узнали лишь перед его уходом из архива на заслуженный отдых. Дело было так: в канун Дня Победы мы упросили его прийти на работу в парадном мундире. К слову сказать, Фрейман любил форму, и она очень ему шла. Впрочем, форма идет всем мужчинам, в ней они совсем другие, какие-то особенные, мужественные...
    Так вот, когда мы увидели его «при полном параде», то ахнули...
    Конечно, полюбопытствовали, почему раньше не видели его никогда в форме. Григорий Иосифович объяснил это тем, что в годы войны он находился в частях действующей армии, которые входили в населенные пункты уже после их освобождения, а потому неловко как-то было «блистать золотом погон». Вот такая скромность...
    У Г.И. Фреймана был свой особый стиль руководителя: ненавязчивый, незаметный. Казалось, что он принимал нашу работу без поправок, приговаривая при этом: «и так можно, но только осторожно» (одна из его прибауток, которых он знал великое множество), и незаметно направлял нас в нужное русло. У каждого сотрудника было чувство, будто он сам до всего дошел. И казалось, что успешная работа коллектива складывалась само собой…
    Сказать, что Григорий Иосифович нас многому научил, значит не сказать главного. А главное – это передача нам своего видения и понимания архива в целом, передача трепетного отношения к документу. Для него архив был живым, а документы – свидетели тому. И успешно работать с Григорием Иосифовичем можно было только при одном условии: быть в этом его единомышленником.
    Большой жизнелюб, Фрейман четко формулировал свое жизненное кредо: «В наше время стыдно быть несчастным. Надо ценить жизнь – это краткий и бесценный дар! Нельзя существовать без дела…». И еще: «В жизни много трудностей, поэтому всегда надо исходить из худшего варианта, тогда легче будет держать удар».
    Часто слышала от него и такие присказки: «Если в 20 лет многого не знаешь, а в 30 – мало что умеешь, то в 40 – ничего не будешь иметь», «Только глупец доказывает свою правоту. Все рассудит время». Григорий Иосифович был человеком высоко духовным. У него было серьезное отношение ко всему. С ним всегда было интересно. Он не был открытым, что называется «душа на распашку», скорее, был человеком осторожным, проницательным. Очевидно, сказывался отпечаток многолетней работы в особом отделе военной прокуратуры. Совершенно не терпел неискренности, лжи. Отношения с ним можно было строить только на полном откровении. С теми же, кому он доверял, был человеком доступным и сердечным.

    В архиве у него в подчинении было пять архивистов, и все – женщины: Ольга Полковникян, Антонина Савчук, Людмила Фадеева, Таисия Омельченко и я – Людмила Безверхая. Мы были очень разные, но всех нас объединяло общее дело – архив, которому все мы были бесконечно преданы. Наш директор это видел и ценил. Он был крайне скуп на похвалы, зато каждая сотрудница чувствовала его уважительное отношение к себе.
    Григорий Иосифович был очень тактичным человеком. Опоздавшего на службу он мог, как бы невзначай, спросить: «Сколько на ваших золотых?» У сотрудника, читающего в рабочее время газету, тихонько поинтересоваться: «Какие новости в стране?» И, надо сказать, подобные «замечания» действовали сильнее выговоров и нагоняев.
    Трудностей руководитель архива не боялся. Умел «разруливать» самые сложные ситуации. Рассказывал, что, работая в военной прокуратуре, больше всего любил вести безнадежно запутанные дела, которые сразу поручали ему. Руководство ценило его профессионализм. Но с продвижением по службе не спешило. Григорий Иосифович однажды с печалью в голосе заметил, что в те времена карьерному росту мешала его национальность. Но он очень гордился своей фамилией, которая переводилась с идиш как «свободный человек».
    Фрейман всегда был бодр, подтянут, энергичен. Имел привычку ходить стремительным шагом. Следил за своим здоровьем: делал зарядку и «моржевал», невзирая на погоду.
    Но главное – он был ищущим и восторженным исследователем. «Вы посмотрите, какой документ!» - часто восклицал он, рассматривая уникальное свидетельство прошлого.
    Личности, запечатленные на пожелтевших страницах, для него были одушевленными. Он хорошо понимал, что долг архива – сохранить память о них для потомков. Именно Григорий Иосифович стал организатором сбора документов личного происхождения, личных фондов.
    Часами мог он сидеть над документами с единственной целью – проследить судьбу того или иного человека, оставившего яркий след в истории города. Если же нить событий неожиданно обрывалась, он не терял надежды однажды вновь ее найти. Сохранилась его внушительная переписка с центральными архивами Москвы, Ленинграда, Тбилиси, родственниками и знакомыми заинтересовавших его людей.
    Благодаря усилиям Григория Иосифовича город узнал имена многих своих героев: основателя городской библиотеки – профессора-энтомолога Эрнеста Баллиона, первого редактора городской газеты «Красное Черноморье» - 17-летнего Александра Бека, ставшего впоследствии известным советским писателем, активную участницу «Новороссийской республики» 1905 г. Анну Шафранову, известную до того лишь по партийной кличке «Товарищ Лиза»…
    За долгие годы жизни Григория Иосифовича менялось многое: вожди, идеология, страна, в которой он жил. Однако неизменными оставались его человеческие качества: порядочность, достоинство, верность долгу.
    Он часто говорил о том, что документы, оставшиеся после нас, со временем станут бесценными. Нашим потомкам будет интересно узнать о том, как мы жили, трудились, учились, созидали, строили, растили детей, любили. И уже они будут продолжать наше дело: сохранять документальное наследие, исполнять свой нравственный долг перед Ее Величеством Историей.
    Григорий Иосифович Фрейман свой долг исполнил до конца.
    Сергей Шило нравится это.

Поделиться этой страницей