1. Форум возобновил свою работу. Желаем приятного общения всем пользователям и гостям форума!

ПОЛИЦИЯ И ЖАНДАРМЫ НА СТРАЖЕ ПРАВОПОРЯДКА И ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСТОЕВ В ДОСОВЕТСКОМ НОВОРОССИЙСКЕ

Тема в разделе "История Новороссийска", создана пользователем straniero, 12 июн 2016.

  1. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Уважаемый straniero, хотел бы особо подчеркнуть, что в 2006 году я опубликовал в ЧИЖ "Аргонавт" лишь беглый обзор событий 1905 года в Новороссийске. Никаких новых документов в оборот в то время я не вводил. На том этапе исследовательской работы для меня важно было проанализировать огромный корпус уже опубликованных архивных документов, чтобы не только верно оценить событийную динамику, но и разобраться в особенностях местноисторического процесса в период 1-й русской революции. В упомянутой Вами статье я пришел к нескольким умозаключениям, которые, несомненно, были для того времени новеллами, а некоторые из них и сегодня сохраняют определенную степень актуальности.
    Что касается частных случаев (включая июльские события), то я начал заниматься ими в 2008 году, когда мне представилась возможность продуктивно поработать с фондами ГАККа. И, разумеется, тогда же я сделал фотокопию отчета ротмистра Мальдонатова. Но размещать ее здесь - дело хлопотное и вряд ли благодарное. На указанном Вами сайте выложена вполне приличная версия (адаптированная к современности) указанного документа. Полагаю, ее без опаски можно использовать в рамках местной дискуссии.

    Поскольку я давно забросил свое диссертационное исследование по теме общественного движения в Новороссийске в 1905-1907 гг., а потому ни на что не претендую, могу с чистым сердцем заявить, что ни одна монография со времен Сокольского и Скибицкого (включая названных авторов) не выдерживает критики, ибо не является объективным и добросовестным исследованием.
    Ни один автор не написал ничего вразумительного о реальном целеполагании и практической деятельности левоэкстремистских центров, направлявших в Новороссийск своих эмиссаров. О том, в какой степени сочетается событийный "самотек" и "проектная деятельность" экстремистской верхушки. Никто не удосужился разобраться даже с полумифической фигурой вождя "Новороссийской республики" Николаева/Беренштейна. О нем до сих пор практически ничего не известно. Не привнес ясности в эти вопросы и уважаемый К.В. Таран.
    О чем в этой ситуации можно говорить?
    Последнее редактирование: 21 мар 2017
    илларион нравится это.
  2. Уважаемый Старый судоремонтник! Я не ставлю вопрос о правоте Иванова или Мальдонатова - для меня ответ очевиден. Иванов поступил, как подобает русскому офицеру, давшему присягу: увидев толпу взбесившейся черни и летящие в себя гайки, он не бросился звонить в вышестоящие инстанции, просить подкреплений, а мгновенно отдал приказ к действию и подал личный пример. Рефлекторно, не раздумывая. В бою каждая секунда дорога.
    Мальдонатов же, как Вы справедливо заметили, все чего-то выжидал и чуть не каждые пять минут запрашивал у губернатора подсказок и разрешений – «подстилал соломки». И такое впечатление, что думалось ротмистру на каждом шагу – а как же жена, дети (их ведь много!)? С таким мыслями много не навоюешь…
  3. Я последую совету уважаемого Segen’a и выложу текст с многократно упоминавшегося анонимного сайта archive.li/SehCy. Датирован этот документ 24-м августа и подписан подполковником Татариновым.
    На тот момент Иван Васильевич Татаринов официально значился начальником Грозненского отделения Владикавказского жандармского полицейского управления железных дорог, но, по-видимому, ввиду остроты ситуации временно исполнял более высокую должность в масштабах всей ВКЖД.

    Сначала – фрагмент общей экспозиции:

    «В конце июня месяца по линии Владикавказской железной дороги стали циркулировать слухи о готовящейся около 10-го июля всеобщей забастовке служащих депо и мастерских, причем инициативу забастовки на этот раз берут на себя машинисты. По частным сведениям, 2-го июля в помещении железнодорожного клуба при станции Минеральные Воды имел место съезд машинистов от всех депо дороги по два человека от каждого, на котором решено приступить к забастовке в следующем порядке: сначала Минераловодское депо, а затем Кавказское, Тихорецкое, Грозненское, Дербентское, Баладжарское, Ростовское и Новороссийское. В таком порядке и последовало в действительности прекращение работы, чему предшествовало подание петиций начальствующим лицам дороги.
    В петициях означались требования не только экономического характера, но и политического, как например: прекращение войны, народное представительство с подачей тайных, равных и всеобщих голосов за выборных и т. п. Из чего видно, что в сущности забастовщиками руководили злонамеренные лица, принадлежащие к составу революционного комитета. Эти лица снабжали служащих прокламациями самого возмутительного характера и влияли на умы главным образом молодежи, в лице помощников машинистов и слесарей, большей частью бывших воспитанников железнодорожных технических училищ. Этот элемент исключительно служил проводником намерений и действий руководивших забастовкой и создавал серьезные положения, доводя толпу до озверелого состояния <…>».


    Далее – описание событий конкретно на станции Новороссийск (по-видимому, по рапорту ротмистра Мальдонатова, начальника Новороссийского отделения Владикавказского жандармского полицейского управления железных дорог):

    «15-го июля на ст. Новороссийск началась общая забастовка железнодорожных мастеровых и рабочих. В этот день не приступили к работам грузчики коммерческого агентства, заявив заведующему этим агентством еще накануне, что они не приступят к работам до тех пор, пока установленная за каждый вагон под погрузку и выгрузку постоянная плата 5 руб. не будет увеличена до 8 рублей.
    В тот же день по гудку из депо в 9 часов утра мастеровые депо вошли в мастерские и потребовали, чтобы все цеха шли на общую сходку для обсуждения, насколько временные правила о выборных от мастеровых и рабочих в утвержденном их виде применимы и какие изменения желательно было бы в них ввести. Под этим предлогом вблизи мастерских собралась толпа около 500 человек. Агитаторы, прочитав ей требования, предъявленные забастовавшими мастеровыми депо станции Кавказской, предложили выработать по каждой группе рабочих свои собственные требования и присоединить их к общей петиции. Временные правила о выборных из мастеровых и рабочих были совершенно отвергнуты, так как агитаторы забастовки действовали в этом направлении еще ранее - путем раздачи прокламаций «Почему долой временные правила».
    Около часу дня толпа эта, не производя никаких беспорядков, направилась к вокзалу и далее, приглашая по пути всех остальных железнодорожных служащих бросить работу и присоединиться к ним. Другая часть толпы, оказавшиеся в депо, пыталась потушить паровозы, но затем по требованию начальника Отделения (то есть Мальдонатова.- Str.) оставила депо, не приводя своего намерения в исполнение. Те и другие, пройдя всю железнодорожную территорию, стали расходиться по домам. В течении всего этого дня движение поездов было правильное и вечером того же дня на совещании у Черноморского Губернатора решено было при попытке нарушить правильность движения пассажирских поездов принимать энергичные меры.

    Утром 16-го июля вблизи мастерских собралась толпа около 1000 человек. Получив сведение о том, что они не пропустят утренний пассажирский поезд №4, начальник Отделения прибыл на место с полусотней 2-го Урупского казачьего полка и вступил в переговоры с толпой, требуя очистить полотно дороги для прохода пассажирского поезда. После безуспешности переговоров, а также после заявления выборных из толпы, что забастовщики окончательно решили ни пропускать ни одного поезда кроме почтового, и видя что толпа уже делает к тому некоторые приготовления, начальник Отделения тотчас же по телефону доложил Черноморскому Губернатору, что не находит других средств разогнать толпу, как только прибегнув к вооруженной силе. В ответ последовало распоряжение Губернатора не допускать столкновения толпы с войсками и ожидать его приезда. Около 11 часов утра на место сходки рабочих прибыл вместе с товарищем прокурора Губернатор, которому различные группы мастеровых и рабочих подали петиции, заключающие следующие главнейшие требования:
    1) 8-часовый рабочий день; 2) Повышение заработной платы на 20% 3) Уничтожение обязательных сверхурочных работ и 4) Снятие с дороги военного положения и отмена приказа за № 21. Помимо того, во всех петициях выставлялись и политические требования об учредительном собрании, с выборными путем подачи тайных, равных и всеобщих голосов.
    После предложения его разойтись к очистить путь для пропуска поездов, толпа, разделившись на две группы, направилась частью, в депо, где в присутствии охранявшей его роты Анапского резервного батальона стала отвинчивать клапаны сифонов и выпускать пар из паровозов (таким образом были потушены все паровозы, кроме одного, стоявшего в составе почтового поезда, приготовленного в то время к отправке), частью мимо вокзала и по траншеям верхней станции некоторые из этой толпы заходили в конторы начальника станции и товарную и настойчиво предлагали конторским служащим забастовать и присоединиться к товарищам. Тоже самое происходило затем на пристанях и у завода «Макларен, Фрейшист и Ко».
    В этот же день по распоряжению Управляющего дорогою приостановлено было со станции Новороссийск как товарное, так и пассажирское движение, кроме почтового поезда.


    Утром 17-го числа забастовщики собрались вне территории железной дороги у сгоревшего маслобойного завода Александрони на Мефодиевском поселке. К ним присоединились как рабочие цементных заводов, так и многие из посторонних лиц. На сходке этой постановлено было никаким образом не допускать к работам отдельные группы рабочих, причем представители и выборные каждой группы рабочих должны были дать в этом подписку. В этот же день на станции перед отходом почтового поезда сделана была попытка некоторых из них потушить паровоз, предназначенный к почтовому поезду, но попытка эта в исполнение не была приведена, вследствие уговора собравшихся тут же некоторых машинистов и помощников, которые заявили, что они дали слово не препятствовать выходу со станции почтового поезда.

    Утром 18-го июля забастовавшие железнодорожные рабочие собрались на прежнем месте около маслобойного завода. Здесь к ним присоединились рабочие всех заводов города Новороссийска и много посторонних лиц. Черноморский Губернатор, приехав на место сбора рабочих и выслушав их заявления, убеждал рабочих приступить к работам. По отъезде его часть рабочих, во главе которых стояли машинисты и их помощники, высказали желание стать на работы, но большинство рабочих, в особенности из цементных заводов, возбужденные противоправительственными речами агитаторов, отвергли предложение и постановили продолжать забастовку, принуждая к этому силою и других. После такого решения толпа стала расходиться по домам. На станции в этот день забастовщики не появлялись и день прошел совершенно спокойно,
    Вечером того же дня, согласно просьбы Управляющего дорогою, начальнику Отделения предложено было Губернатором восстановить правильное пассажирское движение под охраной войск, прибегая даже к их содействию в случае попыток толпы приостановить его.


    С утра 19-го числа на станционных путях у моста станции Новороссийск стала собираться толпа, достигшая к отходу пассажирского №4 поезда в 9 часов утра 500 человек. Поезд этот, выпущенный со станции, пройдя семафор и не доходя моста, должен был остановиться, так как на пути лежала опрокинутая вагонетка. Начальник Отделения отправил к месту остановки поезда взвод от пехотной роты Майкопского батальона и взвод от казачьей сотни Урупского полка. Угроза урядника сотни открыть стрельбу и приготовление к стрельбе заставили толпу разбежаться и пассажирский поезд благополучно проследовал далее.
    К полудню толпа стала увеличиваться и ко времени отхода почтового №8 поезда в 1 час 40 мин. дня достигла численности до 2000 человек. Толпа эта решила не допускать прохода поезда и с этой целью двинулась по полотну дороги в направлении к депо и вокзалу. Они намеревались произвести порчу паровозов с тем, чтобы не выпустить со станции почтовый поезд и прекратить собственно пассажирское движение. Остановленные около семафора станции караулом от роты Майкопского батальона, командир которой после предупреждения и сигналов подал команду приготовиться к стрельбе, заняли все пути, проходящие в этом месте, и не двигались далее.
    Агитаторы начали возбуждать толпу идти вперед, уверяя, что войска стрелять не станут. Когда головная часть толпы намеревалась двинуться вперед, начальник Отделения прибыл на место со второй сотней Урупского полка, присланной в помощь по распоряжению Губернатора, и вызвал полусотню 3-й, которой велел очистить всю верхнюю станцию, так как и там собравшийся народ явно обнаруживал свое возбужденное и озлобленное настроение. Затем начальник Отделения приблизился к толпе, насколько позволяло место, стал увещевать ее и требовать, чтобы она разошлась, предупреждая при этом, что в случае неповиновения придется прибегнуть к вооруженной силе.


    К этому способу воздействия на толпу начальник Отделения прибегал три раза, как только толпа несколько успокаивалась, и каждый раз получал в ответ всевозможную ругань и угрозы как в свой адрес, так и в адрес казаков. Исчерпав все средства успокоить толпу и видя угрожающее ее поведение, начальник Отделения обратился за содействием к войсковым начальникам, а сам возвратился на станцию для принятия мер к охране вокзала, расстановки в соответствующих местах пеших казаков и чтобы хоть несколько успокоить пассажиров почтового поезда. Выполнив это и сообщив Губернатору о происходящем, начальник Отделения вторично выехал к месту, где должно было произойти столкновение войск с забастовщиками.
    Во время отсутствия начальника Отделения командир роты, приостановив сигналом стрелять движение толпы вперед, в свою очередь предъявил толпе требования разойтись и предупреждал, что иначе он вынужден будет стрелять в нее. Когда и это не подействовало, три взвода 2-й сотни Урупского полка двинулись лавою, не обнажая шашек, в атаку на толпу и заставили ее расступиться по обе стороны главной линии. Во время этого движения из толпы по казаками произведены были револьверные выстрелы причем один казак оказался убитым. После прохода сотни оставшихся на месте забастовщиков вновь собрались на путях главной линии и отсюда открыли беспорядочную стрельбу из револьверов.
    В ответ на выстрелы из толпы последовали одиночные выстрелы как от пехотного взвода, так и от спешенных частей казаков. Толпа дрогнула и бросилась бежать назад, оставив на месте 13 человек убитыми и 15 ранеными. По окончании стрельбы на месте столкновения было задержано 176 человек, из которых 12 человек были арестованы и препровождены в Новороссийскую городскую тюрьму.


    Все последующие дни до 23-го июля прошли спокойно. В этот день по распоряжению начальника войсковой охраны генерала Бабича были сняты все посты и разъезды от казачьей сотни. Письменное извещение начальник Отделения получил только вечером и от командира 2-го Урупского полка, заведовавшего охраною участка территории железной дороги.
    Вечером того же дня в начале 9-го часа раздались тревожные гудки паровозов и вслед затем вспыхнул пожар вблизи портовой территории. Благодаря дувшему в то время сильному норд-осту пожар, начавшийся в пустом ремонтировавшемся амбаре, (передался) тут же расположенному складу земледельческих машин, который вскоре также загорелся. Сделав распоряжение прибывшей городской пожарной команде не отстаивать загоревшихся уже строений, все усилия обратить и расположенные вблизи амбары и, оставив на месте вахмистра Отделения, ротмистр Мальдонатов возвратился на станцию, так как возможно было ожидать поджогов и в других местах.


    Действительно, в 10-м часу вновь послышались тревожные гудки, и сейчас же показался огонь в противоположной стороне станции, около мастерских. В то же самое время получены были сведения о попытках поджога и в других местах станции: около коммерческого агентства, сенного склада и деревянных амбаров. Не имея в своем распоряжении не одного казачьего подразделения, начальник Отделения обратился за помощью к Губернатору. Последний выслал с цементных заводов вторую сотню Урупского полка. Сотня прибыла на станцию в 12 часов ночи по окончанию пожаров. На другой день выяснилось, что бывшими накануне пожарами уничтожены: один пустой амбар, склад земледельческих машин и около мастерских склад высушенного вагонного леса. Всего сгорело на сумму до 70 тысяч рублей.

    В следующие дни, благодаря усиленной войсковой охране поджоги не повторялись.
    26-го июля (вышли) на работы деповские мастеровые и рабочие, а 27-го числа приступили к работам и в мастерских. Можно предполагать, что в недалеком будущем прекратится забастовка среди рабочих коммерческого агентства и вместе с тем установится нормальный ход работ на всей станции».


    От себя И.В.Татаринов (о нем, кстати, есть биографическая справка в Сети) добавил:
    «Донося о вышеизложенном, долгом считаю засвидетельствовать энергию и целесообразность мер, принимаемых для прекращения забастовки, гг. офицеров Управления: подполковников Иванова (|ныне убитого), Мартоса, Щербакова и ротмистров Мальдонатова и Кирсанова».

    Но, на мой взгляд, Иван Васильевич был слишком снисходителен к Мальдонатову. Последний, например, не озаботился тем, чтобы задержать всех погромщиков, скопившихся на станции (а не десятую их часть), отрезав для этого им пути отступления. Если бы они еще 19 июля оказались в кутузке, а с ними и подстрекатели эйзенбеты, собсовичи, лейсдорфы и прочие беренштейны-«николаевы» – поджоги с многотысячными убытками не случились бы.
  4. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    А все-таки, почему Вы пишете "ротмистр Макдональтов", хотя он писался "ротмистр Макдональто" во всех бумагах того времени? И уже став подполковником, стал писаться Макдональдов?
    Ротмитр, по современному где-то майор... И полковник, по современному полковник... Положение у них был разным: ротмистр и полковник. Ротмистр отвечал за полицию на вокзале и железной дороге, а полковник - за всю городскую полицию и все остальное, что в городе творится. Вот, собственно и разница в их положении. Не мог ротмистр сам, не согласовав с губернатором, открыть стрельбу по митингующим. Потому что губернатор был генерал-майор, высшее начальство в губернии. Вы же сами пишете:
    "...начальник Отделения тотчас же по телефону доложил Черноморскому Губернатору, что не находит других средств разогнать толпу, как только прибегнув к вооруженной силе. В ответ последовало распоряжение Губернатора не допускать столкновения толпы с войсками..."
    Вы же сами пишете, что "запрашивал губернатора". Не так всё просто было в тот момент и с одной, и с другой стороны.
  5. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Вопрос адресован не мне, но встряну.
    1. Почему Вы пишите вежде "МаКдональто/в"? Запах "Макдоналдсов" так действует?
    2. Про "все бумаги" Вы погорячились. В официальных бумагах того времени достаточно часто пишется именно "Мальдонатов", например, в служебной переписке ротмистра Давыдова и его непосредственного начальства.
  6. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Не знал, что довольно часто пишется "Мальдонатов" вместо "Мальдонато". Просто читал литературу того времени и там всюду написано "ротмистр Мальдонато"...
    Ну, а описки, что ж поделаешь - спешу ответить, не обращая внимание на написанное. Это у меня часто бывает...
  7. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Описки - чепуха. Меня удивляет то, что все исследователи строят свои "реконструкции" исключительно на версии событий от Е.Ф. Мальдонатова. Между тем у того же ротмистра Давыдова была несколько иная версия. Она изложена в документах, отложившихся в упомянутом ранее Д. 199. Был ли знаком с ним уважаемый К.В. Таран? "Меня опять терзают смутные сомнения... У Шпака - магнитофон, у посла - медальон..." (с). Других версий не видим, броских планов не замечаем...
  8. Уважаемый Старый судоремонтник, Вы, похоже, не читаете мои посты. Я уже по меньшей мере два раза объяснял здесь, почему называю ротмистра Мальдонатова - Мальдонатовым. Не далее, например, как в начале поста 95.
    А если бы Вы прочитали пост 99, то сентенция о должностном неравенстве полковника И.В.Иванова и ротмистра Е.Ф.Мальдонатова у Вас не родилась бы: они оба возглавляли только железнодорожную полицию.
    Но, вероятно, Вы не верите мне на слово. Поэтому приведу страницу из "Кавказского календаря на 1906 г.", где отражены все эти моменты.
    1906 Кавкал жел жандармы.jpg
    Наконец, Вы все время повторяете как общеизвестный факт, что Мальдонатов по любому поводу запрашивал мнение губернатора. И на открытие огня - тоже. Но я пока не встретил, за исключением работ К.В.Тарана, ни одного упоминания об этом, как и о стрельбе со стороны "демонстрантов" (во всяком случае, в Сети).
    Вот и уважаемый Segen тоже уверяет, что давно знает. Выходит, новороссийские историки-краеведы читали жандармские рапорты, но десятилетиями осторожненько помалкивали о них в печати? Между тем в обывательское сознание и сегодня продолжает закачиваться привычная, идеологически "отредактированная" советская версия событий. Хотя давно пора бы и перестать.




  9. Уважаемый Segen, я думаю, дело здесь в том, что именно Мальдонатова в 1905 г. по неизвестным причинам взялось прославлять "Черноморское побережье", - то ли героизировать, то ли демонизировать. А исследователи, поленившись поискать альтернативные источники и видя события глазами газетного репортера, столь успешно мифологизировали бравого ротмистра, что он и сегодня в центре описаний. Примерно как упомянутый Вами Николаев-Беренштейн.

    Что же касается ротмистра И.С.Давыдова, то здесь Вас можно поздравить с нерядовой находкой. Вот об этом новороссийском жандарме, похоже, действительно никто не писал; у меня были даже сомнения, существовал ли Давыдов в реальности. У Вас есть все основания "застолбить" приоритет в отношении этой фигуры, написав и обнародовав соответствующий текст.
  10. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Что ж получается, МакдональтоВ - в официальных документах и Макдолаьто в издании газеты "Черноморское побережье".
    И вот тут выплывает особенность: за ошибку в написании фамилии газету бы просто оштрафовали бы. Или хотя бы потребовали написать официальное извинение за ОШИБОЧНОЕ написание фамилии. Но этого не произошо и газета "Черноморское поборежье" пубиковало фамилию именно Макдональдо. И только когда он стал подполковником стала пубиковать Макдональдов. Впрочем, в ней уже были совершенно другие люди...
    А первый редактор газеты имел родственников, работающим с ротмистром на железной дороге. Как тут не знать знать - его фамилия пишется на "-ОВ" или просто на "-О".
    Похоже здесь какая-то общепринятая система. До звания ротмистр оканчивали фамилио на "-О", а выше по званию - на "-ОВ". Потому что ротмистру достаточно было обратиться в газету и ошибку бы исправили. Не обратился... Почему?
    Значить правильно газета его фамилию писала...
    Я так думаю...
    Последнее редактирование: 24 мар 2017
  11. Segen

    Segen Участник форума (Премиум)

    Не знаю, о каких новороссийских историках идет речь. Я после 2006 года ничего не писал о динамике событий 1905 года в губернском центре. Все мои публикации не выходили за рамки историко-психологических штудий. Ибо я твердо уверен, что ничего не стоят "труды", в которых не объясняются подлинные мотивы поступков участников исторических событий.
    Иные местные исследователи, насколько мне известно, не занимались темой пятого года с момента празднования столетия первой русской революции.
  12. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Да, больше 12 лет назад было дело. Даже не вериться, что все получилось. А ведь предупрежадили нас, что толку не будет, да и пугали, что люди придут нас разгонять. А оказалось, что все хорошо прошло....
    Жалко, что SeGeN ничего больше не писал о революции 1905 года после тех событий. Но ничего, сегодня попишем, напомним людям о тех событиях. А кое кто и впервые о них узнает.
    А славные были дела в 1905 году...
  13. Можно сказать и так: после 2006 г. новороссийские историки и краеведы не возвращались к динамике событий 1905 г. в губернском центре. Вероятно, потому, что посчитали вопрос закрытым, а описания Сокольского и Скибицкого, упомянутых уважаемых Segen'ом - вполне адекватными и по сегодняшним меркам. Ну, а журналистам и сетевым авторам поэтому ничего не оставалось, кроме как периодически освежать в сознании обывателей представления советских времен. Ведь так?
  14. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Конечно, вопрос просто повис у новороссийских историков. Ни кто не пожелал продолжить изучение этого вопроса. Да и изучать, в общем-то, в Новороссийске было нечего. Надо было ехать в Краснодар, в СПб и там брать материал и сравнивать его с написанным. Я не смог этого сделать.
    Может кто-то и собирает материал и со времением, дождемся мы книги про Новороссийскую республику, а может и нет... И останется только газетная статья...
  15. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Я подумал вот над чем. Новороссийская республика у нас расписана со стороны обедневшего пролетариата... Да и мы были таким до 80-х годов. Потом резко наше благополучие возросло. Поэтому и сменились понятия.
    А сейчас многие живут хуже, чем при Советской власти и ругают Советскую власть.
    Вот и разбирайся теперь с Новороссийской республикой, что это было: захват власти пролетариатом или упущение власти Властями... Надо сравнивать Новороссийскую Републику 1905 года и Черноморской республикой конца 1917 года. Ведь они в одно и то же время произошли - в декабре. И при поддержке города...
  16. Я выдержал паузу в пару недель в надежде, что господин Segen таки сообщит нам версию июльских событий 1905 г., предложенную бойцом незримого фронта – таинственным ротмистром И.С.Давыдовым – в изученных уважаемым коллегой документах ГАКК. Зачем-то ж Segen об этом написал 23 марта в посте №107? Но, вероятно, он сейчас очень занят чем-то другим, более важным – так бывает.

    Конечно, в «расстреле» 19 июля 1905 г. можно разбираться еще долго. Например, стоило бы присмотреться внимательнее к тем, кто командовал войсками, выполнявшими полицейские функции – командиру роты Майкопского батальона, приказавшему открыть огонь, и командирам казачьих сотен 2-го Урупского полка. Эти люди в новороссийской истории все еще остаются безымянными.

    В мирное время 249-й Майкопский резервный батальон был расквартирован в г. Ставрополе. К сожалению, список офицеров батальона удалось найти только на начало 1909 г. Полковничья должность командира Майкопского батальона была в это время вакантной. Поэтому фактически командовал подполковник Александр Семенович Давыдов. Интересно, что фамилия и отчество этого офицера совпадали с таковыми у вышеупомянутого жандармского ротмистра, писавшего о событиях 1905 г. в Новороссийске.


    В батальоне имелось 4 капитана (командиры рот) – Евгений Владимирович Дзерожинский, Михаил Васильевич Арешев, Станислав Викентьевич Буш и Владимир Акимович Худобашев, а еще 6 штабс-капитанов, у которых также были, хоть и очень небольшие шансы руководить откомандированной в Новороссийск в 1905 г. ротой: Василий Алексеевич Богославский, Николай Дмитриевич Евсеев, Георгий Иванович Лысяков, Николай Александрович Михельсон и Иван Петрович Переборов. То, что с тех пор прошло более 3 лет, большого значения не имело: чинопроизводство в тогдашней русской армии шло очень медленно. В капитанах служили в среднем по 15 лет, в штабс-капитанах – по 12 лет.

    Теперь несколько слов о казаках. С февраля до осени 1905 г. были мобилизованы на «внутреннюю службу» (то есть на борьбу с беспорядками) все второочередные полки Кубанского казачьего войска, а затем еще 6 пластунских батальонов и 12 льготных конных сотен.

    На 1.01.1909 г. список старших офицеров 2-го Урупского полка выглядел так:
    · Голощапов Василий Иванович - войсковой старшина, командир полка
    · Скидан Иван Васильевич - есаул
    · Безродный Ефрем Петрович - есаул
    · Зубов Николай Лукич - подъесаул
    · Ратимов Александр Сергеевич - подъесаул
    · Кокунько Петр Кириллович - подъесаул
    · Евсеев Иван Гурьевич - подъесаул
    · Задохлин Сергей Васильевич – подъесаул

    Однако шансов на то, что хотя бы некоторые из них возглавляли в июле 1905 г. командированные в Новороссийск сотни, очень немного. Дело в том, что в декабре 1905 г. 2-й Урупский полк взбунтовался, чему его офицеры не сумели или не захотели воспрепятствовать. За что, естественно, должны были понести наказание. Позже этот полк, а заодно и не бунтовавший 1-й Урупский, были переименованы соответственно во 2-й и 1-й Линейные казачьи полки.

    В.Трут в книге «Дорогой славы и утрат. Казачьи войска в период войн и революций начала ХХ века» (М., 2007) так описывает эти позорные события, вызванные длительным пребыванием сотен полка в Новороссийске и их разложением:
    «В декабре 1905 г. в Екатеринодар, где назревало революционное выступление рабочих и казаков местного гарнизона, в спешном порядке из Новороссийска перебрасываются 4-я и 6-я сотни 2-го Урупского казачьего полка. Казаки 2-й сотни отказались выполнить приказ о направлении в Екатеринодар, не пожелав участвовать в возможном «усмирении». Сильное недовольство по этому же поводу отмечалось и среди прибывших казаков 4-й и 6-й сотен. Вскоре оно переросло в брожение, вылившееся 19 декабря 1905 года в настоящее восстание.
    Казаки 2-го Урупского полка самовольно покинули Екатеринодар и 22 декабря прибыли в станицу Гиагинскую. В воззвании восставших было сказано: «мы готовы защищать нашу Родину от внешних врагов до последней капли крови», но от борьбы с народом они отказывались. При этом были выдвинуты политические требования немедленного созыва высшего представительного органа и немедленного освобождения всех политзаключенных. После артиллерийского обстрела станицы верными правительству войсками 7 февраля 1906 года полк сдался.
    В сентябре того же года состоялся суд над участниками восстания. По приговору суда возглавлявший выступление урупцев казак А.С.Курганов был осужден на смертную казнь, замененную позже 20 годами каторжных работ, а двое других руководителей восстания, вахмистр Бычков и фельдшер Шумаков, получили по 15 лет каторги. 29 казаков были приговорены к отбыванию наказания в дисциплинарных батальонах или ротах на сроки от 1 года до 3 лет».


    Правда, это уже скорее для темы "Воинские подразделения, история которых связана с Новороссийском".
    Последнее редактирование: 10 апр 2017
  17. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Господин Straniero! Казаки 2-го Урупского пока стояли в 1905 году в Новороссийске. И вышли из города, что бы не мешать рабочим. Поэтому тема полка все же близка к теме "Революция 1905 года в Новороссийске".
    Даже имея настроениея в полку близкие к революционным рабочим, казаки все же придерживались некоторого нейтралитета в отношениях с ними. Тут уж не скажешь, как бы повели себя казачки,
    если бы подошли правительственные войска.
  18. Уважаемый Старый судоремонтник! А есть ли на форуме специальная тема "Революция 1905 года в Новороссийске"? Сейчас она у нас отражается в истории НВРЗ, городской почты, полиции и жандармерии, затемняя эти темы массой косвенной и не очень нужной в них информации. Точно так же нет темы о революции 1917 года в Новороссийске, где как раз сейчас следовало бы писать в связи со столетием тех событий.
    Откройте, пожалуйста, эти темы на форуме, и там сравнивайте сходство и различие городских событий в 1905 и 1917 гг.
    Несколько удивило меня и то, что Вы не причисляете казаков к правительственным войскам. Вот они и были в Новороссийске частью присланных на подавление беспорядков правительственных войск. И если урупцы действовали не по принесенной Государю присяге, а придерживались позорного нейтралитета с "внутренними врагами" России - в том вина и их офицеров, допустивших разложение полка агитаторами. Хотелось бы узнать - чья именно вина, и какие наказания понесли эти офицеры. И, кстати, чем был поощрен командир роты майкопцев за 19 июля, и как его звали.
  19. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Темы о 1905 годе в Новороссийске на форуме нет.
    Да и касаются её не часто. Если бы не изучение некоторых вопросов подробно, как, например этот, то опять бы не коснулись этой темы. Потом,тему о 1905 годе надо начинать где-то года, когда приехал в Новороссийск Мотовилов и первым начал свою ревлюционную работу... Но об этом я ничего не знаю...
    Далее. О казаках. Казаки второй очереди были готовы идти на войну, но не разгонять народ... Именно второй очереди, которых прислали в Новороссийск. Да ещё с молодыми офицерами. Люди в 30 лет и старше уже думают, прежде чем стрелять.
    Кроме того, казаки заключили союз с царем, прежде, чем пришли защищать Россию. И придерживаись его, но при этом считали себя братом царя. Но не поддаными. Достаточно посмотреть, как обеспечивались казаки и как русские, пришедшие на службу...
    Вот они и задумались в Новороссийске - а зачем их используют. Одно дело - погарцевать на коне перед народом, разгоняя его плетками, другое - стрелять в народ... в свой народ, в русский... Ведь вместе жили и против черкесов воевали, на войну ходили. Да и требования русский народ выставлял самые необходимые: зарплата, уменьшение рабочего дня... Есть о чем подумать казакам... И не вина офицеров, что казаки стали думать как их "учили" агитаторы. Агитаторы не учили, агитаторы приводили примеры из жизни рабочих и крестьян.
    Причиной всему этому - возраст. Если в 20 лет есть желание выслужится, то в 30 - 40 лет такого желания уже не увидишь у русских людей. Им надо все по справедливости делать...
    Я вот так думаю...
  20. Вот так всегда и бывает, когда враг наступает, а те, кто обязан защищать от него родную страну, государство, правительство – думают, а справедливо ли это будет? Не нарушит ли прав человека? Да и выгодно ли это нам – стрелять в погромщиков? А вдруг они победят?
    Впрочем, хватит об этом. Довольно того, что мы сами видели в 1991 г. И, вполне возможно, увидим еще раз - довольно скоро…

    Вернемся лучше к полиции Новороссийска. Списки ее руководящего состава в 1905-1906 г. были выложены в этой теме более месяца назад – в посте №88 от 9 марта. Посмотрим по доступным источникам - кто из перечисленных в тех списках попал в городскую историю?

    Весьма символично, что единственное упоминание по фамилии в известной книге А.Б.Герасименко и С.А.Санеева (с.368) представителя городской полиции во время так называемой Новороссийской республики выглядит так:
    «17 декабря 1905 г. чиновник Новороссийской полиции
    Ковынев проводил публичные торги движимого имущества. Торги проходили в магазине Стефанова, во исполнение ранее принятых судебных решений. Пришедшие на торги представители Совета рабочих депутатов, потребовали прекращения торгов, пообещав в противном случае применить силу. Поэтому торги были прекращены».
    Говоря проще –
    Сергей Ковынев утерся и ушел. Впрочем, он и был-то всего лишь «канцелярским служащим, откомандированным в распоряжение полицеймейстера для исполнения гражданских решений мировых судей по г. Новороссийску».

    Лишь после бегства мятежников полиция решилась вернуться к продуктивной деятельности, в описании которой появилась фамилия пристава 2-го участка (с.377):
    «9 января 1906 г. полицией разгромлена типография большевиков в Новороссийске. Пристав 2-го участка
    Сафонов доносил: «В ночь на сие число мною открыта тайная типография, помещавшаяся в доме Дубровина на Мефодиевском поселке по Васильевской улице, причем задержаны: крестьянин Евстигней Иванов Дубровин, мещанин г. Новороссийска Леонтий Алексеевич Зварич, крестьянин Александр Яков Кутепов и назвавшая себя казачкой Полтавской губернии Еленой Васильевной Передерий, которые в момент моего прихода приготовлялись к отпечатанию прокламации на станке, приготовленном с полным содержанием таковой. Рама с вставленным шрифтом и все принадлежности типографии мною отобраны; каковые и находятся при вверенном мне участке. Лица же задержаны и заключены под стражу».
    Петр Максимович Сафонов стал работать в полиции Новороссийска с 1902 г., был помощником пристава по портовой части. А теперь возглавил 2-й, самый беспокойный городской участок.

    В 1905 г. полиция провела и другие аналогичные операции, но осталась при этом безымянной (с.334):
    «21 июля 1905 г. на Шелковницкой улице в доме Николая Щербины
    полицией найдена подпольная типография Новороссийской группы Кубанского комитета РСДРП. Она размещалась в трехкомнатной квартире Ефросиньи Георгиевны Коноваловой. В момент обыска в печатном станке сохранился набор антиправительственной прокламации. Арестованы Е.Г.Коновалова, а также печатавшие прокламации Николай Иванович Пульферт (19 лет) и Алексей Севастьянович Шатилович (21 год), которые прибыли в Новороссийск из Армавира. Дальнейшая их судьба неизвестна».

    Зато пойманные на горячем тогдашние «блогеры» заботливо сохранены А.Б.Герасименко и С.А.Санеевым
    для городской истории по именам, отчествам и даже годам рождения!

Поделиться этой страницей