1. Форум возобновил свою работу. Желаем приятного общения всем пользователям и гостям форума!

Танкостроение в Новороссийске

Тема в разделе "История Новороссийска", создана пользователем ADS, 14 дек 2011.

  1. ADS

    ADS

    Вам предлагается часть статьи,опубликованной в латвийском журнале "Балтфорт" и посвященной работе завода "Судосталь" в Новороссийске.Журнал перед этим опубликовал статью эстонского автора о начальном этапе работы завода,потом опубликовал эту под названием "Танки и бронепоезда завода "Судосталь".Существует и третья статья про историю завода,но она не опубликована.

    Часть 2.Заказы на бронетракторы.
    В данной статье автор вслед за М.Коломийцем, И.Мощанским и М.Свириным называет бронетрактора 1919 г. танками.
    Хотя они по современной классификации должны относиться к категории полугусеничных машин.
    Цитата из книги «Танки гражданской войны»:
    «Некоторое количество машин аналогичных конструкций было изготовлено для бронечастей Белой Армии на заводах Юга России. Здесь работы по созданию бронированных тракторов начались в начале 1919 года. Основным побудительным мотивом было не только малое количество броневых автомобилей в частях белых, а главным образом то, что почти все имевшиеся броневики были сильно и изношены и обладали очень низкой проходимостью. К тому времени у белых имелось некоторое количество тракторов различных марок, поставленных союзниками: ВИСКОНСИН, БУЛЛОК-ЛОМБАРД, ХОЛТ. Работы по их бронировке велись на Ревельском заводе и заводе «Судосталь» в Новороссийске. Уже в феврале 1919 года в состав 3 бронеотряда 2 бронедивизиона Кавказской Добровольческой армии вошли два бронетрактора: "Доблестный лабинец" и "Генерал Улагай". Они оба были построены на шасси тракторов ВИСКОНСИН (номера двигателей тракторов 50 и 89), схожим по конструкции с трактором АЛЛИС-ЧАЛМЕРС. Схема бронировки была похожа на "Ахтырца", но вооружение тракторов состояло из 4 пулеметов Максима. Обе машины получились очень удачными и активно использовались в боях против красных частями 2-го Кубанского корпуса. Осенью 1919 гола при отступлении Белой Армии оба бронетрактора попали в руки красных.
    Но не все попытки белых были такими удачными. Так 1 апреля 1919 года в Новочеркасск с Ревельского завода в Новороссийске прибыл бронированный трактор "Астраханец". Машина сразу же была отправлена на фронт 3-и Донской армии, а на следующий день, 2 апреля, начальник штаба 3-й армии Говоров телеграфировал в Екатеринодар: "Присланный в армию броневик "Астраханец" оказался непригодным для действий. Проведенное испытание дало плачевные результаты: после 100 сажень хода вода в радиаторе начала кипеть, второстепенные пулеметные установки мертвые, две имеющиеся башни не вращаются. По заявлению командира броневика: испытания ему перед отправлением сделано не было, а сдан уже погруженным на платформу с приказанием отправляться как можно быстрее, в результате безцельный проезд туда и обратно и потеря времени на исправление. В общем, отличная идея использования тракторов и никуда не годное выполнение и преступная небрежность лиц, непосредственно отправляющих сюда броневик. Трактор приказано снова погрузить и отправить обратно".
    Документ, как говорится, не требует комментариев. О дальнейшей судьбе "Астраханца" сведений нет. Известно только, что он находился в ремонте на Ревельском заводе в апреле 1919 г.
    Кроме этих машин, по документам известны еще несколько бронетракторов в составе Вооруженных Сил Юга России.
    О бронированных тракторах сообщал на допросе 1 мая 1919 г. перебежчик из Добровольческой Армии поручик Г.Д.Петрашин: «В Екатеринодаре я видел танки, но не английские, а русские, переделанные из тракторов и вооруженные пулеметами». Сейчас трудно сказать, сколько бронетракторов было построено белыми, ведь документов по известным причинам практически не сохранилось. Кое-что можно узнать из документов бронечастей Красной Армии, которым достались в качестве трофеев все бронеавтомобили Белой Армии. Так, 29 ноября 1920 г. в Бронеотдел Главного Военно-Инженерного Управления поступила телеграмма: «В Таганроге Комиссия под председательством Ингусо- Граевского произвела испытание бронетрактора фирмы ЛОМБАРД и признала, что таковой как боевая единица к использованию на фронте непригоден».[1]
    По поводу вышеуказанного следует сказать, что в фонде завода «Судосталь» имеются документы про постройку еще 4 бронетракторов «Ломбард» (название «Буллок-Ломбард» там не употребляется). Что же касается некачественного изготовления бронетрактора «Астраханец», то в фонде об этом упоминаний нет, как и вообще претензий к качеству выполненных работ по всем другим заказам. А также имелись планы на бронирование еще трех.
    Начало бронетракторной программы впервые упоминается в документах фонда 11.04.1919 г. (Л.47, исправленный на 59), когда прибыло следующее сообщение: « Новороссийск. «Судосталь». Бальцевичу. Руководство работы над тракторами поручено генералу Фонштейну, непосредственное же руководство бронированием и … другими работами поручено инженеру подпоручику Комару, который командируется для этого в Новороссийск. Все переговоры со службой снабжения по поводу тракторов будет вести инженер подпоручик Комар, о чем прошу довести до сведения заводоуправления».
    Иногда в документах фамилия Фонштейн пишется как фон Штейн.
    20.05.1919 г. в плане заказов заводу указано в числе прочих заказов «обладка 10 тракторов».
    В последущем это было реализовано в виде 4 бронетракторов и ремонте 6 тракторов.
    Ремонт 6 тракторов системы Рустон на сумму 157400 рублей был проведен согласно срочному сообщению от 15.04.1919 г. Сумма весьма значительна (см. расценки на бронетракторы) .
    Что же касается бронетракторов, то по документам можно проследить эволюцию их элементов.
    В документе Л.385 отражена «схема» (точнее смета) по бронировке трактора системы Ломбард. Цена бронирования и ремонта одного трактора и его ремонта оценена в 23500 рублей. Но в эту сумму входит защита только передних колес, букс и отдельных элементов управления только на 3175 рублей. Остальные работы - усиление платформы продольными и поперечными накладками и ремонт различных систем трактора. Согласно документу Л.17, заводом названа цена за бронирование трактора 42000 рублей и что для этой цели используется 8 мм броня и сталь полудюймовой толщины. Согласно документу Л.31 цена бронирования и ремонта одного трактора увеличена еще на 4600 рублей. Далее следует любопытный документ Л.27, согласно которому вследствие внесенных генералом Фонштейном в проект изменений цена всех четырех бронетракторов составит 355860 рублей, то есть в четыре раза больше по сравнению с первоначальной. Документ содержит зачеркнутые строчки, согласно которым бронетрактор должен иметь вращающуюся пулеметную башню с тормозом. Документ Л.28 является вариантом документа Л.27, в нем указывается, что пулеметная башня должна быть системы Голяховского.
    Таким образом, наблюдается эволюция проекта. Первоначальный вариант из документа 385 – это подвижная бронеплатформа для тяжелой артиллерии (самоходное орудие) по типу бронетракторов Клейтон. Вариант из документа 17 – это бронетрактор с вращающейся пулеметной башней на корпусе. Вариант три – скорее всего, окончательный вариант (фото которого имеются), то есть имеющий не только башню сверху корпуса, но и вооружение, установленное в его задней части. Это так называемый «русский тип» вооружения бронеединиц, примером которого могут служить бронеавтомобили Гарфорд и бронетрактор Гулькевича. [4, cтр. 28] С этим типом вооружения связана и своеобразная тактика действий, когда бронеединицы двигаются на врага задним ходом, вводя в действие все вооружение и затрудняя противнику поражение мотора. Выход из боя осуществляется передним ходом без поворота машины. Вследствие этого машина имеет два поста управления – особенность, задержавшаяся еще довольно долго, до типа БА-27.
    18.09.1919 г. сданы первые два бронетрактора (Л.61). На заводе они обозначались номерами 1 и 2.
    Сдача остальных двух затянулась. Заводоуправление в документе Л. 74 пишет, что сдача одного из готовых бронетракторов затягивается вследствие того, что с него для неких нужд армии временно снят карбюратор, который до сих пор не возвращен заводу. Дата 9.09.1919г.
    Далее следует письмо из Екатеринодара (Л.76), где располагалось артснабжение ВСЮР, в котором его начальник беспокоится о сдаче остальных двух бронетракторов и интересуется, будут ли они готовы к 24 октября.
    В ответ заводоуправление пишет (Л.77), что оба бронетрактора практически готовы, но с них для нужд армии временно сняты карбюратор с номера 4 и пусковое устройство с другого, которые до сих пор не возвращены, несмотря на неоднократные просьбы.
    Пока шла эта переписка, бронетрактора получили повреждение цилиндров двигателей, что еще раз отодвинуло срок готовности. Предполагалось, что это акт диверсии, совершенный подпольем большевиков. Против этого выступил Бальцевич. В иронической форме он дал понять, что подобные идеи беспочвенны и заявил, что повреждения произошли вследствие попадания в полость цилиндров пыли и мелких камешков во время норд-оста. У бронетракторов были сняты карбюраторы, через незаглушенные отверстия которых и попали посторонние предметы.
    Кто в данном случае прав – неясно. Существует свидетельство о диверсионной деятельности – мемуары Павлова:
    «Рабочие завода «Судосталь», где ремонтировались бронемашины, танки и бронепоезда белой армии, затягивали ремонт, делали его недобросовестно и вредительски. Бронепоезд «Доброволец» ремонтировался несколько месяцев, а когда, наконец, под нажимом военных властей ремонт был закончен, в ту же ночь бронепоезд был взорван. Снова приступили к ремонту. Теперь днем и ночью на бронепоезде была охрана, – несмотря на это он был взорван вторично. На этот раз контрразведке удалось обнаружить и арестовать пятерых руководителей подполья на заводе. Арест их вызвал бурю негодования среди рабочих всего города. Делегация рабочих обратилась к губернатору с требованием об освобождении арестованных. После отказа, большевистское подполье призвало рабочих к всеобщей забастовке. Несмотря на близость фронта (он был уже около Краснодара), военное положение и явно политический характер требования, рабочие единодушно откликнулись на призыв большевиков. Жизнь города, переполненного белыми войсками, была целиком парализована всеобщей забастовкой, организованной большевиками».[3]
    В документах «Судостали» упоминается только случай с цилиндрами бронетракторов. Ссылок на задержку сдачи заказов вследствие диверсий или забастовок нет.
    Наконец, оставшиеся бронетракторы были приняты и в срочном порядке отправлены в Таганрог 8.11.1919 г. (Л.88).Там, очевидно, они и были захвачены наступающей Красной армией.
    Кроме того, имеются еще план заказов заводу (Л.162), в котором фигурирует бронирование трех тракторов и «обладка» 10 тракторов для тяжелой артиллерии. Датировка-сентябрь 1919 года ( датирован по дате предыдущего Л.161 от 7.09.1919г).
    Таким образом, по документам завода удалось выявить две фамилии (Фонштейн и Комар) людей, непосредственно занимавшихся теоретической и практической разработкой проекта бронетракторов ВСЮР, а также их производством. Удалось представить хотя бы в общих чертах эволюцию проекта бронетрактора «Ломбард». Получены материалы о размерах «танковой программы» Добровольческой армии – 7 готовых бронетракторов и 3 планируемых плюс не менее, чем 4 самоходных орудия [5, стр. 29] (не исключено, что и больше, ведь планируемая «обладка» могла вылиться в самоходные шасси). Таким образом, «танковая программа» ВСЮР становится сравнимой по масштабам с программой постройки «Русских Рено» на Сормовском заводе.

    Список литературы

    1. Коломиец М., Мощанский И., Ромадин С. Танки гражданской войны. — М. : Экспринт, 1999. — (Армада № 14) –электронная версия с сайта http://armor.kiev.ua/Tanks/WWII/tractor/bronetr0.php
    3.Павлов И.М. Записки оппозиционера. Электронная версия с сайта. http://www.wsws.org/ru/2001/feb2001/mp02-f21.shtml»
    4. Свирин М. Н. Броня крепка. История советского танка. 1919–1937. — М.: Яуза, Эксмо, 2005.
    Эл.версия сайта: http://militera.lib.ru/tw/svirin_mn1/index.html
    5.Свирин M. H. Самоходки Сталина. История советской САУ 1919–1945. — M.: Яуза, Эксмо, 2008
    Эл.версия сайта: http://militera.lib.ru/tw/svirin_mn4/index.html
    6. Свирин M. H. Броневой щит Сталина. История советского танка 1917-1943. — M.: Яуза, Эксмо, 2006.
    8.Фонд завода «Судосталь». Архив администрации города Новороссийска, фонд Р33, опись 1,дела 11,18,18а.
  2. ADS, спасибо. На ссылках нашла кое-что, интересующее лично меня, с Н-ком, правда не связано.
  3. ADS

    ADS

    Не за что.
  4. ADS, я нашла фото А.А.Пороховщикова, а рядом с ним...надо выяснить точно кто. У меня есть похожее фото в архиве. Есть чем заняться.
  5. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Я думаю, что пришла пора продолжить эту тему и рассказть о танках времен Первой мировой войны, прошедших через Новороссийск.
    Да, я испоьзовал труды Максима Коломийца в приведеной работе, но и добавил свои находки в нашем архиве.
  6. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    О возможности поставок армии А.И. Деникина танков англичане говорили ещё в конце 1918 года.
    Однако первыми в России оказались французы, поставившие роту 303-й секции 1-го батальона 501-го полка специальной артиллерии в составе 5 танков RenaltFT-17, выгруженные в Одессе 18 декабря 1918 года. В бой они пошли 7 февраля 1919 года под Тирасполем. А в март 1919 года у станции Березовка Одессой губернии были захвачены бойцами 15-го стрелкового полка 6 стрелковой дивизии, бывшей 1–й Заднепровский, 2-й Украинской армии. По просьбе бойцов один танк был отправлен в Москву, а остальные четыре штуки вошли в состав автобронедивизиона особого назначения при СНК Украинской Советской республики.
    Но это отдельная история. И мы её касаться не будем.
  7. ADS

    ADS

    Можно было бы и коснуться. Налицо оказалось два подхода к ситуации.И можно оценить результаты каждого подхода.
    РККА сделала ставку на копирование гусеничной машины целиком по французскому прототипу.
    Копирование затянулось,в итоге срок изготовления серии оказался полтора года,и машины к войне не успели.
    "Судосталь" и Управления артиллерийского снабжения ВСЮР пошли по пути изготовления относительно оригинального "полугусеничника" на доступном тракторном шасси. В итоге первые три машины были готовы в начале 19 года.следующие четыре-к концу 19 года.Три успели повоевать,четыре имели такой шанс тоже.
    Осталось сравнить их показатели .ПМСМ, "Рено" был не сильно хорош в плане проходимости.
  8. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Танк "RenaltFT-17" был не сильно хорошо в плане проходимости.
    А с чем сравнивать? Если с танками того времени - то даже очень не плохо проходим... Например, сравним его с МК-V. Ну а если сравнивать с современными танками, тогда да, весьма плохо проходим...
    Просто надо сравнивать танки равных эпох. А у бережливых французов танки "RenaltFT-17" принимали участие и во Второй мировой войне...
    ADS нравится это.
  9. ADS

    ADS

    Не нужно сравнивать с современными.
    Дело в том ,что британский "ромб" был сделан такоым не из желания бриттов быть оригинальными и вбухать больше металла в образец.
    Перед тогдашними танками стояли две серьезные задачи- добраться до окопов противника ,не застряв в многочисленных воронках от снарядов, а затем смять густые проволочные заграждения из многих рядов кольев.
    С этой задачей "ромб" справлялся заметно лучше,чем крохотный "Рено",который даже после оснащения "хвостом" не всегда мог не остаться в воронке или траншее.
    "
    Изготовленный Т-16 был передан в распоряжение Ленинградского военного округа (командующий — М. Тухачевский), где в течение 30 августа — 6 октября 1928 г. на Семеновском ипподроме, Поклонной горе и площадке курсов мехтяги участвовал в испытаниях новых типов противотанковых препятствий (М. Тухачевский лично присутствовал на испытаниях). Для сравнения: вместе с Т-16 в этих испытаниях принимали участие также «Рено», «Рено «Русский» и «Рикардо» (Mk V).

    Испытания показали, что серьезными препятствиями [82] для МС-1 могут быть «... окоп полного профили, трапецеидальный ров, аркан и якорь на тросе...», которые не являлись таковыми для танков других типов (только «Русский «Рено» дал почти столь же плохие результаты). Но Т-18 был немного длиннее и нес более мощный двигатель, что позволяло надеяться на более удачный исход подобных испытаний для него.
    Т-18 принял участие в подобном тестировании осенью 1929 г. (17 октября — 19 ноября). Он действительно показал лучшие результаты. Главным препятствием для него стал трапецеидальный ров шириной более 2 м и глубиной более 1,2 м, из которого танк не мог выбраться самостоятельно (даже назад). (с)
    То есть "русский Рено", он же "борец за свободу товарищ Ленин" и близкий к нему МС-1 заметно отставали по преодолению препятствий от "Рикардо",то бишь "Ромба".
    Если ров еще мог и не встретиться танку,то окоп полного профиля,в котором танк застревал-это плохой показатель.
  10. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Ладно, оставим "RenaltFT-17" и все ему подобные танки в стороне, ибо они, все же, не принимали участия в Новороссийске. И перейдем к Новороссийску.

    5 (18) февраля 1919 года в Новороссийск прибыл английский генерал Бригсс. В этот же день состоялось совещание с участием французского капитана Фуке, консулов английского Гельдмайдера и французского Дюмортье. На нем было принято решение превратить Новороссийск в базу для прибывающих транспортов с вооружением и снаряжением для 300-тысячной армии.
    5 (18) февраля на первом пароходе Доброфлота
    «Екатеринослав» под английским флагом было доставлено 7 тысяч винтовок, 7 млн. патронов, 650 мулов и другое оборудование. Поставки производились как на боевых кораблях Британии, грузовых английских и французских судах, так и на российских судах, часто ходивших под английским флагом.
    Видя такую заботу английских «снабженцев», командование Добровольческой армии стало разрабатывать документы по танкам. 7 (20) марта у А.И. Деникина на столе уже лежали документы о формировании танковых частей и 9 (22) марта он их утвердил.
    В то же время, 7 (20) марта на пароходе «St. Michail», пришедший в порт Новороссийск, доставили 12 танков: 6 танков МК-V и 6 танков МК-А «Whippet» (Уйпет). В документах белых первые назывались тяжелыми или большими, а вторые — легкими или малыми.
    Танк МК-V: масса ~ 30 т;
    скорость – до 8 км/час, фактически 4 – 5 км/час;
    броня - 6 – 12 мм;
    вооружение – в бортовых спонсонах в разных вариантах:
    - 2 – 57 мм пушки и пулеметы – «Самец»;
    - 1 – 57 мм пушка в левом спонсоне и пулеметы, а так же пулемёты в правом – «Гермофродит»;
    - только пулеметы в обоих спонсонах – «Самка».
    Танк МК-А «Whippet»: масса – 14 т;
    скорость – до 12 км/час, фактически 6 – 7 км/час;
    броня - до 14 мм;
    вооружение – 4 пулемёта.
    Вместе с танками прибыли и английские инструкторы — всего 29 человек под командованием майора Е. Брука.
    По воспоминаниям британского персонала, готовившегося воевать исключительно
    «в стране снега и льда, Новороссийск оказался солнечным и зеленым городом, а в Южной России было гораздо теплее, чем в Англии».
    Выгрузку танков произвели в течение 11 и 12 (24 и 25) марта с помощью плавучего крана «Феодосийский». Танки вынуждены были подходить в трюмах под гак своим ходом.
    К сожалению, мой компьютер не вставляет фотографии, поэтому не могу вставить фото парохода "Екатиронослав" у Восточного мола и крана "Феодосийский", выгружающего танк МК-V. Весьма зрелищное фото.
  11. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Большое спасибо, господин Straniero!
    Первая фотография - это и есть та самая фотография: выгрузка павучим краном "Феодосийским" танков с борта п/х "Екатеринодар".
    Вторая фотография - это уже при Советской власти в апреле 1920 года. Почему перевернули танк? Не знаю, скорее всего какой-то ремонт.
    На третьей фотографии танки погруженные для отправки на фронт. Предположительно вторая половина 1919 года.
    Четвертая фотография - дивизион танков белой армии направляется на фронт. Скорее всего, где август - сентябрь, так как эшелон был четыре танка.
    Вот такие мое мысли по поводу этих фотографий.
  12. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    После разгрузки и проверки материальной части, что заняло семь дней, танки «стали демонстрировать свою боевую мощь». Эта пропагандистская акция проводилась по просьбе русского командования. Ежедневно, в течение недели, один из танков проезжал по набережной в сопровождении сотни казаков. Массы народа глазели на это зрелище. В выходной день один MK-V объехал вокруг всего города, сломал небольшую кирпичную стену и взобрался на гору. Все это время его сопровождали верховые казаки.
    15 (28) марта в екатеринодарской газете «Русь» появилось стихотворение «Танки»:
    Стальные крепости, что двигалось стеною;
    Крушили все в пути, как страшный бич войны.
    Немецкий фронт прорвали вы собою
    Несокрушимые и сильны…
    …………….
    Сотрите же с земли несущих разрушение
    Основам Родины, уставшей от невзгод.
    Пусть веру ясную в победу возрождения
    Ваш вид в бойцов вдохнет.
    Ступайте смело в бой с ордой врагов несметной.
    Победы близок миг! Час близится конца!
    Теперь над вами реет флаг трехцветный,
    Внутри вас бьются русские сердца.
    Автор стихов аристократ, Рюрикович, военный профессионал, участник Первой мировой войны князь Федор Николаевич Касаткин-Ростовский. В 1918 году он сформировал в Новороссийске 1-й сводно-гвардейский полк, вошедший в Добровольческую Армию. С 1919 года он стал одним из руководителей пропаганды в Вооруженных силах Юга России. Первый сборник его стихов вышел в 1900 году, последний «Голгофа России» - в 1919 года.
  13. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Для подготовки русских танковых экипажей на заводе
    «Саломас» в Екатеринодаре была организована «Школа английских танков», в июне 1919 года ее перевели в город Таганрог, начальником которой стал полковник Халецкий. В годы Первой мировой войны он командовал Запасным броневым дивизионом в Петрограде. Для подготовки танковых экипажей в школу откомандировали опытных офицеров-специалистов: шоферов, механиков, артиллеристов, пулеметчиков. Обучение было поставлено так, чтобы члены экипажа при необходимости могли заменить друг друга: шоферы, например, должны были уметь стрелять из пушки и пулемета, а артиллеристы и пулеметчики — управлять машиной. Одновременно с занятиями, в школе шло формирование четырех танковых отрядов.
    Сначала англичане рассчитывали на шесть месяцев обучения, но уже через четыре недели, произведя стрельбы из танков, ведомых русскими экипажами, англичане, нашли возможным, отправить своих учеников на фронт. Часть английских инструкторов, должна была сопровождать первые русские отряды для оказания им технической помощи.
    Из доклада штабс-капитана Александра Ивановича Зехова, танкиста Добровольческой армии;
    «Вместе с танками прибыли англичане-инструктора.
    В начале апреля из запасного броневого дивизиона были командированы офицеры для обучения танковому делу и в Екатеринодаре на заводе «Саломас», куда были перевезены танки, начала функционировать Школа.
    Ввиду того, что положение на фронте требовало возможно скорого прибытия танков, наше командование просило англичан возможно скорей произвести обучение. Все команды танков должны были состоять из офицеров.
    Офицеры, командированные в Школу все были специалистами: были опытные шофера-механики, артиллеристы, пулеметчики… Такой состав Школы, конечно, облегчал инструкторам обучение, хотя обучение было поставлено так, что каждый чин команды должен был знать все. Так шоферы должны были знать пулеметы и пушку, а артиллеристы и пулеметчики уметь управлять машиной. Однако англичане выражали свое удивление способностям своих учеников.
    Около трех недель продолжалось обучение и по окончанию этого срока, производя боевую стрельбу с танков, ведомых русскими командами, англичане нашли возможным выпустить своих учеников на фронт.
    Одновременно с занятиями в школе происходило формирование двух танковых отрядов.
    Приготовлялись платформы для танков и поездные составы для команд. К этому времени ждали прибытия второй большой партии танков. Однако эта вторая партия танков задержалась в пути и было решено отправить на фронт два отряда по три машины, оставив две остальные машины в Школе для дальнейшего обучения команд.
    Часть английских инструкторов и механиков должны были сопровождать первые русские отряды для оказания им технической помощи.
    Русский танковый отряд должен был состоять из
    - боевой части – четырех танков и
    - вспомогательной части, состоящей из трактора, грузовиков, легковых автомобилей, мотоциклеток, мастерских и цистерн…
    Первоначально отряды всего этого не имели и даже боевая часть состояла не из четырех, а их трех танков, но впоследствии недостатки материальной части должны были быть пополнены
    ..."
  14. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    14 (27) апреля 1919 года приказом № 674 Главнокомандующего Вооруженными Силами на Юге России (ВСЮР) был сформирован 1-й дивизион танков в составе управления и четырех танковых отрядов. Командиром дивизиона стал полковник Гилевич, до этого он командовал 1-м броневым автомобильным дивизионом Добровольческой армии. Танковыми отрядами командовали:
    1-м (три MK-V) — капитан Веремеев, в составе танка № 9340 с английским экипажем, танка «За Единую Россию» и танка под командованием А. Зехова;
    2-м (два MK-V) — капитан Борщев;
    3-м (два МК-А) — капитан Колосовский,
    4-м отрядом (три МК-А) — капитан Миронович;
    Танки МК-V– 1 шт., и МК-А – 1 шт., остались в школе для обучения других экипажей.
    В первых числах мая 1919 года дивизион убыл на фронт, где отряды были распределены между дивизиями Добровольческой армии.
    При перевозке по железной дороге каждый танковый отряд составлял целый эшелон, в который входили; паровоз; две контрольные платформы (одна — пустая, вторая — с рельсами, шпалами и мешками с песком); четыре платформы с танками, три-четыре платформы с автомобилями, два классных вагона для солдат и офицеров, один товарный вагон для офицерского собрания (столовой), два вагона для склада запасных частей и имущества и один вагон для бензина, тавота и масла (в бочках).
    Как вспоминал В.П. Макаров, советский разведчик, выполнявший роль адъютанта В.З. Май-Маевского:
    « - Танки прибыли – весело сообщали друг другу добровольцы, толпяся у прибывшего поезда, состоящего из нескольких пульмановских вагонов. При танках находились английские инструктора. Надменно, с сознанием собственного превосходства, они смотрели на толпу любопытных.
    По приказу В.З. Май-Маевского танки двинулись на станцию Ханженкова, куда одновременно пришел и поезд А.Г. Шкуро. С Ханженково предполагалось начать общее наступление, под прикрытием танков
    …»
    Для охраны танков А.Г. Шкуро выделил свою личную охрану – отборный «Волчий дивизион».
  15. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    9 мая1919 года 1-й танковый отряд разгрузился в районе станции Хонженково в расположении 3-й пехотной дивизии Добровольческой армии. Отряд получил задачу поддержать пехоту при атаке станции. В 5.30 утра 10 мая танки двинулись вперед. Вот как рассказывал об этом первом бое командир одного из танков штабс-капитан А. Зехов:
    «Перед танками лежала ровная местность, слегка подымающаяся в сторону противника. Окопы были на перевале, а дальше шел спуск к Хорунску. Танки быстро обогнали свою пехоту и направились к окопам красных. Когда они находились шагах в тысяче от них, то по танкам был открыт сильный ружейно-пулеметный огонь.
    Пули, как горох, щелкали о броню, не причиняя никакого вреда. Танки, в свою очередь, открыли огонь из орудий. Когда мы дошли до окопов, они уже были пустыми. Пехота противника оставила их настолько поспешно, что, дойдя до гребня, мы даже не видели бегущих, так как они уже скрылись в селении Хорунск. Как только танки перевалили через гребень, по ним открыли огонь неприятельские батареи. Снаряды ложились очень близко, некоторые рвались в трех-четырех шагах от танков. С батарей красных казалось, что они попадают, но не могут остановить танки. Видя это, красные отступили, и станция Хорунск была нами занята.
    То, что в первом бою противник не подбил ни одного танка, имело для нас огромное значение — красные поверили в несокрушимость этих машин, тогда как комиссары уверяли своих солдат, что танки сделаны из картона и белые только пугают ими
    ».
    В газете «Свободная речь» № 103 за 14 мая 1919 года была опубликована первая статья о боевых действиях танков:
    «…Впервые танки были пущены в действие 8 маяна участке рудника Н. Сгрузившись на ст. М., танки походным порядком прошли верст 8 и очутились в расположении батальона Н. Кубанского полка.
    С изумлением смотрели кубанские казаки на последнее изобретение английской военной техники. Осторожно подходили к танкам, ощупывали руками, пытались заглянуть в глазки.
    Узнав, что у русских офицеров и солдат, обслуживающих танки, нет ни каких кухонь, что все они проголодались, казаки тот час же притащили борщ и хлеб, покормили героев дня.
    Подъехала «Волчья сотня» ген. Шкуро, которая должна была служить прикрытием во время первого дебюта танков.
    - Какой почетный эскорт – шутили, видимо, сильно волновавшиеся офицеры и солдаты, залезая в танки.
    - Готов!
    Батальон рассыпался в цепь и стал наступать на участок рудника Н. Прошло минут 20.Затрещали двинувшиеся в бой танки. Шарахнулись в сторону лошади, следовавшей в колонне по три, «Волчьей сотни». Один за другим поползи два бэби-танка, а затем средний. Другой средний взял было в сторону, но потом повернул и пошел в затылок остальным. Бэби-танки через несколько минут значительно опередили средние танки и очутились впереди нашей цепи. Затарахтели пулемёты. Начался горячий бой… Но что это?
    - Крой залпами, товарищи! Свинки идет, - доносятся испуганные крики со стороны рудника.
    - Товарищи! Спасайся кто может!
    - Смотрим и глазам не верим – рассказывали участники боя. – Как увидели товарищи, что танки не обращают внимание на выстрелы, на град пуль, ударившихся об обшивку, рассыпались они точно горох по полю, и бросились удирать, кто куда…
    Без выстрела, без всяких потерь заняли наши рудник. Кончился бой. Но на лицах офицеров и солдат, вылезших из танков, заметно чувство некоторой неудовлетворенности. Выясняется, что в следствии неопытности танки действовали не так, как нужно.
    - Отсутствовала согласованность в действиях больших и малых танков, - говорить мне начальник И. дивизии ген. Витковский. – Малые танки двигаются значительно быстрее средних, затем танки перед боем в силу ряда условий прошли верст 15, что является непроизводительной тратой энергии. Но, во всяком случае, моральное действие на красноармейцев танки оказывают огромное. Они совершенно парализуют сопротивление красных, раз они знают, что в данном пункте действуют танки.
    Что бы закончить приводимую мною, сошлюсь ещё на англичанина кап. Казалета, начальника находящейся на фронте в поезде мастерской для починки танков.
    - Я пока не имею полных сведений о первом участии танков в бою – сказал кап. Казалет. – Говорят, что танки в первом бою принесли большую пользу. Русская команда хорошо справляется со своей задачей. Необходим, однако, боевой опыт, который приобретается только благодаря постоянной практике. Первый опыт дал благоприятные результаты. Танки оказались вполне пригодными для той войны, которую вы ведете.
    10 мая снова участвовали в бою у станции Х.
    - Красные даже не сопротивлялись, - рассказывают участники боя. – Правда, как только танки стали выползать на бугор большевистская артиллерия стала лихорадочно осыпать их снарядами. Несколько снарядов разорвалось возле первого танка, но они, как ни в чем не бывало, ползут себе и ползут… Тогда и артиллерия, и пехота стали быстро удирать. И как удирали! Малый танк развил скорость в 10 верст и не смог догнать их. Большой вынужден был отстать. Вернулись танки обратно и доносят – «Противника нет».
    - Сидим в цепи, - рассказывает офицер, участник боя, - смотрим: бегут красные. В чем дело? Смотрим: прёт танк прямо по посадке лущит деревья, точно траву. Умора, да и только. Вот бой, так бой».

    Здесь, видимо, сбой при печати газеты, напечатавшей 8 мая вместо 9 мая…
  16. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    12 мая при поддержке танков пехота белых взяла станцию Ясиноватая, а 14 мая машины были погружены на платформы и перевезены на станцию Горловка. Здесь танки застряли на несколько дней: отступая, красные взорвали железнодорожные мосты, и подвести тяжелые машины к фронту было нельзя. Лишь 19 мая мосты отремонтировали, и танки перевезли под станцию Роты, где они вступили в бой.
    22 мая 1919 года, наступая на станцию Попасная в Донецком каменноугольном бассейне, один из танков МК-V«Святогор» двигался вдоль железнодорожного полотна, когда из-за выемки вышел бронепоезд красных и открыл огонь по танку. Танк открыл ответный огонь и первыми же снарядами подбил бронепаровоз, что вызвало на бронепоезде замешательство. В это время подошел второй бронепоезд красных «Углекоп» № 13 из 13-й армии, командир Г. Горшунин, и первым же выстрелом подбил танк, а затем, продолжая стрелять, поджег его. Машина сгорела, погибли семь из десяти членов экипажа. Сам «Углекоп», имевший на броне лозунги «Мы – углекопы Донецкого бассейна» и «Победа или смерть», меньше чем через час был разбит тяжелым бронепоездом «Единая Россия». На месте гибели бронепоезда «Углекоп» был поставлен памятник.
    Результатом этого боя стало специальное распоряжение по Белой Армии, которым запрещалось
    «использовать танки для действий вдоль железнодорожного полотна, по которому можно ожидать движения неприятельских бронепоездов».
    В этот же день недалеко от Попасной (у местечка Путепровод) в атаке позиций красных участвовало два «Whippet» 4-го танкового отряда.
    О результатах боя 22 мая оперативная сводка Южного фронта сообщала следующее:
    «Противник под прикрытием четырех танков и двух броневиков значительными силами пехоты ведет атаки в направлении ст. Криничная, отбиваемые нами. Наш бронепоезд при подходе к ст. Криничная вследствие разрушения полотна между ст. Криничная и Ханженковская врезался в полотно железной дороги и, несмотря на упорство нашей роты дать возможность бронепоезду отойти, сдержать противника не удалось. Бронепоезд остался в расположении противника. По сведениям разведки, большой танк противника выведен из строя, два малых застряли восточнее ст. Ханженковская».
    Любопытное свидетельство о первых боях танков весной 1919 года оставил в своих воспоминаниях генерал Б. Штейфон, в то время полковник, начальник штаба 3-й пехотной дивизии Добровольческой Армии:
    «Прибывшие танки привлекли общее внимание. Придавая этому новому и грозному средству борьбы чрезвычайное значение, наше командование распределило их по фронту, направляя главный танковый удар со стороны нашего открытого правого фланга. Танки были приданы наиболее сильным частям и произвели действительно должный эффект. Первые красные части, заметив какие-то двигающиеся машины, не уяснили, по-видимому, их роль, но когда, несмотря на огонь, свободно преодолевая местные препятствия, танки врезались в неприятельское расположение и стали в полном смысле уничтожать красные цепи, разразилась полная паника. Весть о появлении танков быстро разнеслась среди большевистских войск и лишила их всякой сопротивляемости. Ещё издали, завидя танки, большевики немедленно очищали свои позиции и поспешно отходили.
    Учитывая тот ужас, какой нагнали эти машины на большевиков, многие части стали устраивать из повозок и иного рода подручного материала подобие танков и маячить издали. Маскарад имел успех и еще больше поднимал бодрый дух наших войск
    ».
  17. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    В газете «Утро Юга» в номере за 21 июня (4июля) была напечатана статья, рассказывающая о первых танковых боях:
    «На танке.
    В редакцию доставлено письмо одного из дивизиона танков, описывающие первые впечатления боя танков. Ввиду известного интереса к боевой работе танков приводим выдержки из этих писем:
    Вчера первый раз был в бою. Бой начался около 10 часов утра. Мы просто выехали вперед. Сразу же поднялись наши цепи и с ружьями на ремень во весь рост пошли с нами. Шли удивительными молодцами (с нами был Дроздовский полк). Особенно мне понравился один пулеметчик с пулемётом Льюиса на плече, шел и скручивал папироску под довольно сильным огнём. Мы скоро их опередили. Сильными беспрерывными маневрирование трудно понять всю обстановку боя; иной раз даже не знаешь, наши цепи идут или красных
    Вчера около 12 часов мы подошли к линии дорог, по которым шли какие-то группы людей; я сначала не стрелял, так как не был уверен, что это красные. Их погубило то, что один вздумал в нас выстрелить, за что они немедленно поплатились. В это время на поддержку им вышел бронепоезд и начал нас (то есть, наш полк) обстреливать прямой наводкой с расстояния, максимум, в одну треть версты. Мы повернулись и из кормового пулемёта я отвечал на его огонь; были ясно видны орудия на одном и другом конце поезда и, как только я увидел огонь орудия, сразу же отвечал огнём пулемёта. Вреда, конечно, мы ему принести не смоги, но пехота говорила, что картина была очень красивая. Затем пошли на правый фланг, где одно наше появление рассеяло собравшиеся части красных, которые гоняли конные агитаторы. Тут нас обстреляла их полевая артиллерия, но плохо, и, видя что мы идем вперед, взяла на передки и задала лататы. Обстреливали её из пулемётов, но издали. Преследовать её не могли, так как и так зарвались впереди наших цепей версты на 2 -3, да, кроме того, перед нами была глубокая балка, так что пришлось бы потратить много времени на её переход. Далее мы пошли к левому флангу, и подошли к железнодорожной казарме, где были видны кучки красных. При нашем подходе они рассеялись. Мы, было, остановились и вышли из танка, как вдруг видим, что на нас едет бронепоезд и с очень близкой дистанции, я думаю, с полверсты, начал садить в нас прямой наводкой. Мы повернули и пошли по направлению к балке, до которой было, все же, минут 10 – 15 ходу. Тут нас выручил бронепоезд «Иоан Калита», который вкатил в красный бронепоезд свой шестидюймовый снаряд, после чего тот немедленно ретировался. Мы, затем, спрятавшись за бугром, вылезли и отдыхали, то есть впервые дышали. Мы были форменным образом отравлены, меня мутило и был страшный шум в ушах. Сколько все времени «ездил в Ригу». Божнов же, наш командир, все время был как бы в обморочном состоянии. Слегка отдышавшись, пошли назад к своим, где нас наша пехота стала ругать, говоря, что мы страшно рискуем и эти два дня боя с бронепоездами они за нас страшно трусили.
    Пули в броне почти не оставляют и следа, только получается стук, как от удара молотком, осколки же снарядов, которые рвались довольно бизко, производят более внушительный удар, но то же безвредны. У нас в отряде ранен в руку (ладонь на вылет) двумя пулями капитан Бреус.
    Сегодня только к утру пришли в себя и снова пошли в бой. Мы все идем в лоб, на флангах же у нас более интересно, так как там взорвали пути отступления красных и взяли несколько поездов, из них, говорят, есть и бронепоезда, но, покуда, не выяснено.
    Да, танке служба нелегка: жара, запах моторов, горелое масло, газы от стрельбы, только и спасались нашатырным спиртом, который буквально все время приходилось нюхать, что бы привести себя в порядок».
  18. Старый судоремонтник

    Старый судоремонтник Команда форума

    Генерал А. Деникин пишет, что
    «появление на этом фронте английских танков произвело на большевиков большое впечатление и еще более увеличило их нервность»
    Ремонт танков и бронеавтомобилей выполнялся на заводе «Кубаноль» в Екатеринодаре (при Советской власти завод им. Седина). Большевики учили, как надо было их «ремонтировать». Вместо железных заклепок ставили деревянные и окрашивали их под цвет железа, а перед отправкой танков и бронеавтомобилей на фронт в коробки передач и другие механизмы подбрасывали болты, гайки, разные обрезки железа. Ни каких инструкций по эксплуатации и ремонту не было, это и оправдывало рабочих. На угрозы мастеров посадить виновных в тюрьму, рабочие отвечали:
    «…Мы таких машин сроду не видели. Привезли их из-за границы. А мы по заграничному не понимаем. Пока разберемся, что к чему, глядишь уже и поломалось…»

Поделиться этой страницей